Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Маршал Советского Союза Кирилл Мерецков


География сражений, в которых участвовал ветеран четырех войн Маршал Советского Союза Кирилл Афанасьевич Мерецков, пестра и многолика: приволжские просторы и степи Украины, холмы Испании и леса Финляндии, берега студеной Свири и синявинские болота под Ленинградом, новгородские земли и заполярная тундра, фиорды Норвегии и сопки Маньчжурии. Эти сражения охватывают целую историческую эпоху, отмеченную в самом начале гражданской войной в России, а в финале - последними выстрелами второй мировой войны.

Кирилл Афанасьевич Мерецков родился 7 июня 1897 года в деревне Назарьево Зарайского уезда Рязанской губернии (ныне Зарайский район Московской области) в семье бедного крестьянина. В 1910 году он окончил земскую начальную школу. Учиться дальше не пришлось. 15-летним мальчиком Кирилл начал трудовую жизнь на московских заводах. Вместе со своими товарищами участвовал в забастовках, сблизился с большевиками и выполнял задания подпольной партийной ячейки. А с мая 1917 года стал членом партии большевиков. Надев военную форму в 1918 году, Мерецков так и не снял ее до конца жизни.

Свой рассказ о жизни и о себе в книге "На службе народу" Мерецков начинает такими словами: "Великий Октябрь... У моего поколения, у тех, кто устанавливал Советскую власть в нашей стране, эти слова всегда вызывают гордость и волнение. Можно без всякого преувеличения сказать, что наряду с миллионами других людей я обрел в незабываемом 1917 году новую жизнь"*.

* (Мерецков К. А. На службе народу.- М.: Политиздат, 1968.- с. 3.)

Когда грянула пролетарская революция, рабочий парень, большевик Кирилл Мерецков вместе с тысячами других коммунистов взялся за оружие и стал овладевать ратным делом, чтобы защищать от врагов молодую Советскую Республику. Учиться воевать ему, не имевшему никакой военной подготовки, пришлось в ходе ожесточенных сражений на фронтах гражданской войны.

Сначала Кирилл Мерецков руководил отрядом Красной гвардии уездного городка Судогды во Владимирской губернии. Он участвовал в подавлении контрреволюционного мятежа в городе Муроме. Возглавляя военный отдел уездного Совета, Мерецков ведет большую работу по формированию пополнений для фронта.

Летом 1918 года Мерецкова назначают комиссаром одного из отрядов Владимирского рабочего полка, направляющегося на Восточный фронт. Боевое крещение молодой комиссар получил в боях с белочехами под Казанью. Когда погиб командир отряда, Мерецков взял командование на себя. В одной из атак он был ранен. После выздоровления отличившегося на фронте комиссара осенью того же года направляют на учебу в только что открывшуюся в Москве Академию Генерального штаба (ныне Военная академия им. М. В. Фрунзе).

Однако обстановка на фронтах не раз вынуждала слушателей академии прерывать учебу и включаться в борьбу с врагами Советской власти. Весной 1919 года пришлось прервать занятия и Кириллу Мерецкову. Его направляют на Южный фронт, в 9-ю армию, которая вела тяжелые бои пробив войск генерала Деникина. Он назначается помощником начальника штаба 14-й стрелковой дивизии. В одном из боев в районе Поворино Мерецков получает вторичное ранение и после выздоровления возвращается в академию продолжать учебу. Но весной 1920 года почти все слушатели вновь были отозваны в действующую армию. На этот раз Мерецкова назначают помощником начальника штаба 4-й кавалерийской дивизии Первой Конной армии. Он участвует в июньском прорыве польского фронта*. В районе Коростеня был в третий раз ранен. Вскоре после возвращения в строй его опять отправляют в Москву для завершения учебы в академии.

* (Прорыв польского фонта в ходе Киевской наступательной операции войск Юго-Западного фронта, проведенной 26 мая-17 июня 1920 года.)

Так молодой красный командир Кирилл Мерецков изучал теорию военного искусства в академических аудиториях, а практику проходил на фронтах гражданской войны в боях за Советскую власть. В октябре 1921 года он успешно сдал государственные экзамены и был аттестован на должность командира бригады.

Маршал Советского Союза К. А. Мерецков. Командовал Волховским, Карельским и 1-м Дальневосточным фронтами
Маршал Советского Союза К. А. Мерецков. Командовал Волховским, Карельским и 1-м Дальневосточным фронтами

После окончания академии К. А. Мерецков командует отдельной учебной бригадой, возглавляет штаб стрелковой, а затем кавалерийской дивизии. С июня 1924 года и до 1930 года проходит службу в штабе Московского военного округа на должностях начальника отдела и помощника начальника штаба, а с февраля 1931 года возглавил штаб округа.

В апреле 1932 года К. А. Мерецков назначается начальником штаба Белорусского военного округа, войсками которого командовал один из выдающихся советских военачальников Иероним Уборевич. В то время войска этого округа осваивали новую технику, вырабатывали формы и методы ее применения. Под руководством Уборевича проводились многочисленные сборы командиров, учения и маневры, командно-штабные игры и полевые поездки. Во всех этих мероприятиях Мерецков принимал деятельное участие, многими из них лично руководил.

О стиле его работы, командирских качествах и личной подготовке говорит служебная аттестация, данная ему в конце 1932 года командующим войсками Белорусского военного округа И. П. Уборевичем: "Лично проделал в округе огромную работу по вопросам управления, тактической подготовки войск и штабов. Хорошо справился с вопросами опытных учений. Основные вопросы работы штаба округа охватывает вполне, крепко дисциплинирован. В личной подготовке продолжает расти по вопросам управления, усвоения новых вопросов, особенно механизации".

Служба в Белорусском военном округе явилась важным этапом в становлении К. А. Мерецкова как военачальника, в расширении его оперативного кругозора. Немало полезного для себя почерпнул К. А. Мерецков на должности начальника штаба Особой Краснознаменной Дальневосточной армии, на которую он был назначен в декабре 1934 года. Командовал армией один из популярных в стране героев гражданской войны, видный военачальник, Маршал Советского Союза В. К. Блюхер. Под его руководством Мерецков участвует в войсковых и командно-штабных учениях, полевых поездках, а также в других мероприятиях по боевой подготовке войск и командного состава.

В октябре 1936 года комдив К. А. Мерецков в качестве добровольца - военного специалиста выехал в республиканскую Испанию. Там он состоял советником при начальнике генерального штаба, а затем главным военным советником фронта республиканцев. В это время Мерецков проделал большую работу по формированию интернациональных бригад и частей регулярной армии, вместе с другими советскими добровольцами участвовал в обороне Мадрида, в Харамской* и Гвадалахарской** операциях.

* (Харамская оборонительная операция войск Центрального фронта республиканской Испании, проведенная 6-27 февраля 1937 года по отражению наступления мятежников на Мадрид в районе реки Харамы.)

** (Контрудар войск республиканской Испании в марте 1937 года, завершившийся полным разгромом итальянского экспедиционного корпуса в районе города Гвадалахары.)

Наиболее яркой страницей в его деятельности как военного советника была Гвадалахарская операция, в ходе которой был наголову разбит итальянский экспедиционный корпус.

Когда стало известно, что итальянский экспедиционный корпус движется в направлении города Гвадалахары, республиканское командование и главный военный советник сразу поняли, чем это грозит: прикрывающая это направление 12-я республиканская дивизия была растянута на фронте до 80 км, слабо вооружена и не смогла отразить удар крупной группировки противника, насчитывавшей около 60 тыс. человек, сотни танков и орудий, свободных резервов не было. Дорога на Мадрид фактически оказалась открытой.

Мерецков выехал в Гвадалахару, чтобы на месте оценить обстановку. Республиканцы отходили, и Мерецков пытается придать отходу организованный характер. Он добивается, чтобы республиканцы использовали каждый выгодный рубеж для активной обороны. Необходимо было во что бы то ни стало выиграть время и перебросить сюда подкрепления.

По предложению Мерецкова прибывшие в район Гвадалахары новые части были объединены под единым командованием, перед которым поставили задачу - сначала жесткой обороной задержать наступление противника на линии реки Тахунья, а затем после перегруппировки и сосредоточения сил нанести по фашистской группировке ряд последовательных ударов и разгромить ее по частям. Такой план, автором которого был Мерецков, позволял меньшими силами разбить превосходящего противника, и поэтому был принят командованием фронта без каких-либо поправок.

Сосредоточив силы и подвергнув противника массированному удару с воздуха, республиканские войска 18 марта 1937 года перешли в контрнаступление и наголову разгромили корпус итальянских интервентов. Победу под Гвадалахарой торжественно отметила вся Испанская республика. Вместе с республиканцами радовался и Кирилл Мерецков. Это была и его победа.

В июне 1937 года К. А. Мерецков вернулся из Испании на Родину, награжденный орденом Красного Знамени за Мадрид и орденом Ленина за Гвадалахару. Он был назначен заместителем начальника Генерального штаба Красной Армии. Начальником Генштаба был маршал Б. М. Шапошников, крупный военный специалист, теоретик. Работа под его руководством была для Мерецкова еще одной школой, еще одной ступенью в овладении военным искусством.

Осенью 1938 года Мерецков назначается командующим войсками Приволжского военного округа, а в феврале 1939 года он вступил в должность командующего Ленинградским военным округом. Перед этим ему было присвоено воинское звание командарма 2-го ранга.

Во время советско-финляндской войны 1939-1940 годов К. А. Мерецков командовал 7-й армией, действовавшей на главном направлении Северо-Западного фронта. Он вступил в командование этой армии, когда ее соединения были остановлены у переднего края главной полосы долговременных укреплений противника на так называемой линии Маннергейма.

Мерецкову было ясно, что обычные методы прорыва применительно к такому укрепленному району, каким была линия Маннергейма, не могут привести к желаемым результатам. В короткий срок под его руководством специалисты разработали инструкцию по прорыву долговременных укреплений. Ее довели до войск и на ее основе готовили их к решительному штурму вражеских позиций. В плане операции особое значение придавалось прицельному огню прямой наводкой по дотам из орудий большой мощности, калибра 203 и 280 мм, а также действиям штурмовых групп саперов и ударам авиации.

Тщательно подготовленная операция войск 7-й армии завершилась полным успехом. Огнем прямой наводки из тяжелых орудий и действиями саперов-подрывников были разрушены долговременные оборонительные сооружения на участках прорыва. В образовавшиеся бреши устремились пехота и танки. Одновременно левофланговые соединения армии форсировали по льду Выборгский залив, обошли Выборгский укрепленный район с северо-запада и перерезали шоссе Выборг-Хельсинки. А когда войска армии овладели Выборгом, правительство Финляндии запросило мира.

После советско-финляндской войны за Мерецковым прочно утвердилась слава мастера по организации прорыва глубоко эшелонированных укрепленных районов, а также как специалиста по ведению боевых действий в условиях лесного севера. Признанием выдающихся заслуг Мерецкова явилось присвоение ему звания Героя Советского Союза и воинского звания генерала армии. Вскоре он стал заместителем наркома обороны, а в августе 1940 года - начальником Генерального штаба.

Великая Отечественная война застала генерала армии К. А. Мерецкова на посту заместителя наркома обороны. К этому времени он уже был не только первоклассным знатоком штабной работы, но и военачальником, на практике овладевшим искусством руководства современным боем. Ему уже пришлось сражаться на двух непохожих театрах войны - на знойном юге (Испания) и на холодном севере (Карелия).

Во время Великой Отечественной войны К. А. Мерецков постоянно находился на фронте: был представителем Ставки, командовал армией, а с лета 1942 года и до конца войны руководил боевыми действиями фронтовых объединений.

В начале сентября 1941 года К. А. Мерецков направляется Ставкой Верховного Главнокомандования на Северо-Западный фронт, где сложилась весьма неблагоприятная обстановка. Прорвав оборону советских войск на реке Ловать, противник мог перерезать коммуникации Ленинграда с Москвой. Необходимо было принять срочные меры для того, чтобы локализовать наступление гитлеровцев и стабилизировать положение.

Ознакомившись с обстановкой, генерал армии Мерецков совместно с командованием Северо-Западного фронта намечает ряд мероприятий по локализации вражеского наступления. Сущность этих мероприятий заключалась в повышении активности войск фронта и налаживании твердого управления ими. По разработанному под его руководством плану фронт должен был нанести по противнику ряд контрударов и сковать его действия. Более интенсивно намечалось использовать авиацию. Она получила задачу систематически наносить удары по врагу небольшими группами бомбардировщиков. Командующим армиями предписывалось наладить твердое управление войсками, для чего использовать все средства связи, в том числе автомашины и самолеты.

Проведение в жизнь этих мероприятий вскоре привело к положительным результатам. Войска Северо-Западного фронта, перегруппировав силы, активизировали свои действия и 13-16 сентября нанесли по противнику ряд контрударов. Это вынудило гитлеровское командование отказаться от дальнейших попыток продолжать наступление на данном направлении.

Как только положение на Северо-Западном фронте стабилизовалось, Ставка направляет К. А. Мерецкова на Карельский фронт, где создалась очень опасная ситуация. Войска противника, не сумев прорваться к Ленинграду через Карельский перешеек, предприняли наступление севернее Ладожского озера, чтобы обойти Ленинград с северо-востока. 7-я армия Карельского фронта вела тяжелые бои с многократно превосходящим ее противником в районе Петрозаводска и на реке Свири. Фронт армии был разорван на две части: южную и северную, первая вела бои на реке Свири, а вторая - в районе Петрозаводска.

Прибыв в расположение войск южной группы 7-й армии, генерал Мерецков потребовал от ее командования не отсиживаться на оборонительных рубежах в ожидании очередных ударов противника, а вести активную оборону, захватывать инициативу в свои руки, не распылять свои силы равномерно по фронту, а при необходимости собирать их в кулак и смело наносить удары по врагу. Реализация этих рекомендаций и усиление активности советских войск вынудили противника перейти здесь к обороне.

Однако обстановка в районе Петрозаводска, где оборонялась северная группа войск 7-й армии, крайне обострилась. Изнуренные почти трехмесячными непрерывными боями и ослабленные потерями, войска этой группы с большим трудом отбивались от превосходящих сил противника. В самый критический момент борьбы на петрозаводском направлении Ставка 24 сентября 1941 года назначила генерала Мерецкова командующим 7-й армией, которая была преобразована в 7-ю Отдельную армию и подчинена непосредственно Ставке.

Вступив в командование, К. А. Мерецков произвел перегруппировку войск и отвел их на новые рубежи, более удобные для активной обороны. Главным оборонительным рубежом по его решению становится река Свирь. Под командованием генерала Мерецкова 7-я Отдельная армия отразила все попытки численно превосходившего противника форсировать эту реку. Останов-ленные на Свири финские войска застряли там до осени 1944 года, когда Карельский фронт под командованием генерала армии Мерецкова нанес им полное поражение.

В начале ноября 1941 года резко ухудшилась обстановка для советских войск на подступах к городу Тихвину. Гитлеровские генералы, чтобы ускорить захват Ленинграда и высвободить силы для действий на главном - московском - направлении, решили предпринять наступление на Тихвин, глубоко обойти Ленинград с востока, соединиться с финскими войсками на реке Свири и полностью блокировать город.

Наступление началось 16 октября. Врагу удалось прорвать оборону советских войск на стыке 4-й и 32-й Отдельных армий. Создалась угроза захвата Тихвина. Потеря этого города усугубила бы и без того катастрофическое положение Ленинграда, так как в этом случае все его сухопутные пути сообщения со страной были бы перерезаны.

Одной из мер Советского Верховного Главнокомандования по стабилизации положения на тихвинском направлении явилось решение Ставки о назначении Кирилла Мерецкова командующим 4-й Отдельной армией, войска которой действовали в данном районе, с сохранением за ним и поста командующего 7-й Отдельной армией. Возглавляя руководство одновременно двумя взаимодействующими армиями, он доказал целесообразность такого решения: обе армии успешно выполнили поставленные им нелегкие задачи. Встреча немцев и финнов на реке Свири так и не состоялась.

Генерал Мерецков вступил в командование 4-й Отдельной армией 9 ноября 1941 года, а накануне противник уже овладел Тихвином. Самая острая проблема, которая встала перед новым командармом, заключалась в том, как осуществлять управление отступающими и разбросанными войсками при отсутствии какой-либо налаженной связи? И он находит выход: на важнейших направлениях действий создает три оперативные группы (северную, восточную и южную) во главе с опытными командирами. По его приказу из отступающих разрозненных подразделений создаются заслоны на основных путях продвижения врага. При этом главные усилия сосредоточиваются на северном направлении, где немецко-фашистские войска стремятся любой ценой пробиться на соединение с финнами.

Не прошло и двух-трех дней, как войска 4-й Отдельной армии ощутили твердое и уверенное руководство со стороны нового командарма. Уже на четвертые сутки после прибытия К. А. Мерецкова под Тихвин гитлеровцы были отброшены на северном, а еще через день - и на восточном направлениях. Однако эти первые встречные бои с врагом были лишь прелюдией к решающему сражению. Задача армии заключалась в том, чтобы, не давая противнику передышки, перейти к решительным наступательным действиям.

Обе стороны отчетливо понимали, какое значение будет иметь исход боев за Тихвин для судьбы Ленинграда, для всего северного фланга советско-германского фронта. Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам, действующим на тихвинском направлении, без промедления перейти в контрнаступление, разгромить противостоящую вражескую группировку, восстановить линию фронта по реке Волхов и захватить плацдармы на ее левом берегу.

Замысел Ставки в этой операции* заключался в том, чтобы нанести несколько ударов по сходящимся направлениям на Кириши и Грузино, окружить и уничтожить противника. Основная роль в операции отводилась 4-й Отдельной армии, наносившей главный удар. Само расположение соединений этой армии, охватывающих тихвинскую группировку противника с севера, востока и юго-востока, подсказало К. А. Мерецкову план действий по выполнению поставленной задачи. Надо было во что бы то ни стало перерезать дороги, связывающие тихвинскую группировку неприятеля с тылом. В соответствии с этим планом были поставлены задачи оперативным группам: северная оперативная группа нацеливалась на перехват коммуникаций, связывающих Тихвин с Будогощью и Тихвин с Волховом, чтобы прервать гитлеровцам пути на запад; восточная получила задачу, пробившись к дороге, идущей из Тихвина на Будогощь, перерезать противнику пути отхода на юго-запад. Обе эти группы, нанося встречные удары, должны были замкнуть кольцо вокруг Тихвина. Южная оперативная группа имела своей задачей перехватить коммуникации противника на дальних подступах к Тихвину, 65-я стрелковая дивизия должна была овладеть самим городом.

* (Контрнаступление войск 54-й армии Ленинградского фронта, 4-й и 52-й Отдельных армий при содействии Северо-Западного фронта, проведенное 10 ноября - 30 декабря 1941 года против тихвинской группировки противника.)

Подготовка войск 4-й Отдельной армии к переходу в контрнаступление осуществлялась в сжатые сроки при непрекращавшихся оборонительных боях. Тем не менее командованию армии удалось провести укомплектование частей и соединений личным составом и обеспечить их вооружением, боеприпасами и другими материальными средствами. Генерал Мерецков и работники его штаба постоянно находились в войсках. Перед самым наступлением командарм еще раз побывал во вновь прибывших частях. Он придирчиво проверил, имеют ли солдаты хотя бы самые необходимые навыки действий в условиях лесисто-болотистой местности: способны ли они ориентироваться в лесу, двигаться по глубокому снегу с полной боевой выкладкой и вооружением, умеют ли преодолевать заграждения и минные поля, знакомы ли с повадками врага, выявленными в предыдущих боях.

Наступление 4-й Отдельной армии началось 19 ноября- через 10 дней после захвата немцами Тихвина. Противник упорно сопротивлялся. Советские войска постепенно сжимали кольцо окружения. Внимательно следя за ходом сражения, генерал Мерецков оперативно реагирует на изменения обстановки. Когда войска армии подошли к дороге Тихвин-Волхов, к которой, естественно, было приковано все внимание противника, и взяли ее под свой контроль, Мерецков приказал перехватить дорогу Тихвин-Будогощь. Сюда были переброшены все имевшиеся резервы. Чтобы сохранить эту дорогу, гитлеровцы, в свою очередь, перебрасывают на это направление артиллерию, танки и авиацию. Но контрмеры врага оказались запоздалыми. Под угрозой окружения он вынужден был начать отход. В ночь на 9 декабря войска 4-й армии ворвались в Тихвин и освободили город.

Чтобы перерезать пути, по которым отходили вырвавшиеся из окружения силы противника, генерал Мерецков направляет отряды лыжников через леса и болота. За две недели после освобождения Тихвина немецко-фашистские войска были отброшены на 120 км, и город, таким образом, очутился в глубоком тылу.

Это было одно из первых крупных поражений фашистского вермахта на советско-германском фронте. Замысел гитлеровского командования - перехватить последние пути, связывающие Ленинград со страной, и задушить его защитников костлявой рукой голода - был сорван.

Обе эти операции (оборонительная на реке Свири и наступательная по освобождению Тихвина) с полным основанием можно записать в актив К. А. Мерецкова. Они - доказательство зрелости его полководческого искусства, подтверждение того, что Ставка сделала правильный выбор, поручив ему решение таких крупномасштабных задач. Поэтому не было ничего неожиданного в том, что, когда Ставка образовала Волховский фронт, его командующим стал К. А. Мерецков.

Первая крупная операция войск Волховского фронта развернулась уже в начале января 1942 года*. Согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования надо было ударом войск центра Волховского фронта (2-я ударная и 59-я армии) во взаимодействии с 54-й армией Ленинградского фронта окружить и уничтожить группировку противника в районе Любань, Чудово и в дальнейшем выйти в тыл немецко-фашистским войскам, осаждавшим Ленинград. По сути дела, речь шла о том, чтобы войска Волховского фронта, не останавливаясь, продолжили контрнаступление, начатое под Тихвином.

* (Любанская наступательная операция войск Волховского и Ленинградского фронтов, проведенная 7 января - 30 апреля 1942 года против немецко-фашистской группы армий "Север" для деблокирования Ленинграда.)

Выполняя это требование Ставки, Волховский фронт начал операцию 7 января, когда к ней фактически еще не был готов. Запланированная перегруппировка войск не была завершена. Новые соединения фронта, переданные ему Ставкой, не успели сосредоточиться в исходных районах, а некоторые из них находились в пути. Армии, наступавшие от Тихвина, понесли большие потери и сильно устали. В войсках ощущался недостаток в автоматическом оружии, боеприпасах и продовольствии. Наступление проходило в сложных условиях лесисто-болотистой местности. Бездорожье и глубокий снег затрудняли маневр и снабжение войск.

Как впоследствии признал сам Кирилл Мерецков, не обошлось без ошибок и со стороны командования фронта при планировании операции. Командующий и его штаб недооценили оперативные возможности противника и "переоценили возможности собственных войск"*. Должным образом не было отработано взаимодействие между армиями фронта и с соседним Ленинградским фронтом. Удары советских войск наносились по расходящимся направлениям и в разное время, что давало противнику возможность отражать их поочередно и выиграть время для переброски оперативных резервов из глубины.

* (Мерецков К. А. На службе народу.- С. 251.)

Любанская операция началась с прорыва обороны противника войсками 2-й ударной армии, действовавшей на главном направлении фронта, после чего они решительно двинулись навстречу Ленинградскому фронту в направлении Любани и Сиверской. К концу января соединения армии, наступая через заснеженные леса, узким клином продвинулись на глубину до 70-75 км и глубоко охватили любанско-чудовскую группировку гитлеровцев. Однако в дальнейшем развить наступление и завершить окружение противника не удалось вследствие возросшего сопротивления врага. Не способствовало улучшению положения и преобразование в апреле 1942 года Волховского фронта в Волховскую оперативную группу, подчиненную командованию Ленинградского фронта.

Генерал К. А. Мерецков был назначен заместителем главнокомандующего войсками Западного направления. Но в начале июня он снова был вызван в Ставку, и ему предложили немедленно вступить в командование воссозданным Волховским фронтом. Продолжая героически сражаться летом и осенью 1942 года в приволховских лесах, войска этого фронта сыграли большую роль в срыве плана нового штурма Ленинграда, который немецко-фашистское командование намечало осуществить осенью 1942 года*.

* (Фашистское командование готовило операцию под кодовым назвавшем "Нордлихт" ("Северное сияние"). Цель операции: молниеносный штурм и захват Ленинграда. По плану гитлеровцев операция должна была начаться 14 октября 1942 года, но она была сорвана в результате активных действий войск Волховского и Ленинградского фронтов в августе - сентябре 1942 года.)

В январе 1943 года Кирилл Мерецков успешно руководил войсками Волховского фронта, которые совместно с войсками Ленинградского фронта участвовали в прорыве блокады Ленинграда.

После детального обсуждения с руководящим составом фронта различных вариантов плана операции решили (хотя далеко не все были согласны с этим) нанести главный удар через синявинские торфяные болота.

Уже одно слово "болота" говорит, насколько тяжелы здесь были условия для наступления. Решающим доводом в выборе именно этого направления послужило то, что здесь ближе всего Волховский и Ленинградский фронты подходили друг к другу - их разделяли всего 15 км. Кроме того, поскольку правое крыло Волховского фронта примыкало к Ладожскому озеру, можно было не очень опасаться, что противник нанесет контрудар с севера. Наконец, гитлеровцы меньше всего ожидали наступления советских войск через болота, и этим в какой-то мере достигалась внезапность. Ставка утвердила предложенный Мерецковым план.

В процессе подготовки операции командование фронта сделало все, чтобы обеспечить ее успех. При этом особое внимание было уделено боевой учебе войск. В учебных центрах фронта и армий проходили подготовку командиры и начальники штабов дивизий, полков, батальонов, командиры рот, начальники родов войск, офицеры тыла. Многие занятия проводились под непосредственным руководством командующего фронтом и его заместителей.

"Весь декабрь,- вспоминал К. А. Мерецков,- войска напряженно готовились к операции. Состоялись сборы командного состава. Были проведены командно-штабные игры. Части и подразделения тренировались в учебных городках, сооруженных по примерному образцу тех узлов обороны, которые доведется затем преодолевать. Аэрофотосъемка дала богатый материал, и наши военные инженеры быстро возвели некое подобие вражеского ледяного вала, дотов на болоте и различных полевых укреплений. Командиры соединений досконально отрабатывали вопросы взаимодействия родов войск. Я несколько раз проверял их готовность к осуществлению задания"*.

* (Мерецков К. А. На службе народу.- С. 301.)

Операция началась 12 января, а 18 января, после тяжелых 7-дневных боев, войска Волховского и Ленинградского фронтов соединились. Блокада Ленинграда была прорвана.

Одной из самых значительных и интересных с военной точки зрения операций, осуществленных войсками Волховского фронта, считается Новгородско-Лужская операция*. Она была составной частью стратегического наступления войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов зимой 1944 года против немецко-фашистской группы армий "Север".

* (Наступательная операция войск Волховского фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Ленинградского фронта, проведенная 14 января-15 февраля 1944 года.)

Перед Волховским фронтом стояла задача взломать глубоко эшелонированную оборону противника, которую он совершенствовал более двух лет, освободить Новгород и, развивая наступление на Лугу, расколоть вражескую группу армий "Север".

Генерал К. А. Мерецков понимал, что успех Волховского фронта был бы немыслим без овладения уже на первом этапе операции Новгородом. Здесь находился стык между 18-й и 16-й немецкими армиями, а к западу от города, в районе Луги, сходились основные артерии вражеской обороны на ленинградском направлении и на подступах к Прибалтике. Следовательно, прорыв обороны противника у Новгорода и выход войск фронта к Луге создавали наилучшие условия для расчленения основных сил группы армий "Север" и уничтожения их по частям.

После обмена мнениями со своими ближайшими помощниками и дополнительного изучения обстановки в армиях генерал Мерецков пришел к окончательному выводу: главный удар следует наносить соединениями 59-й армии севернее Новгорода, в стык 18-й и 16-й вражеских армий, с последующим развитием наступления во фланг и тыл в направлении Луга, Псков. А чтобы противник не смог отойти от города на юго-запад, южнее Новгорода намечался вспомогательный удар. Причем здесь войскам 59-й армии предстояло совершить в очень сложных условиях переход по льду озера Ильмень. Еще один вспомогательный удар, но уже фронтового масштаба, готовился на правом крыле силами 8-й и 54-й армий.

Подготовка операции проводилась в строжайшей тайне. Особенно тщательно скрывалась подготовка к форсированию озера Ильмень. Даже командующий 59-й армией, наносившей главный удар, длительное время не был посвящен в план ильменского десанта. Мерецков приказал перебросить войска, предназначенные для удара через Ильмень, в глубокий тыл, где вдали от фронта они тренировались в преодолении водной преграды. Одновременно крупная оперативная маскировка была осуществлена в районе между Мгой и Чудовом. Ее цель - создать у противника впечатление о готовящемся там широком наступлении. И гитлеровцы поверили в это, они перебросили туда основные силы.

Между тем Волховский фронт перешел в наступление в районе Новгорода. В ночь на 14 января войска южной группы 59-й армии, наносившие вспомогательный удар, скрытно переправились по льду озера Ильмень на его западный берег, внезапно, без артиллерийской подготовки атаковали противника и захватили плацдарм шириной 6 и глубиной 4 км. А утром начала наступление главная ударная группировка. Вражеская оборона была прорвана. 20 января северная и южная группировки 59-й армии соединились западнее Новгорода и в тот же день штурмом овладели городом. В дальнейшем войска Волховского фронта, развивая наступление в западном и юго-западном направлениях, очистили от врага железнодорожную магистраль Ленинград - Москва и во взаимодействии с Ленинградским фронтом 12 февраля овладели городом Лугой.

Как вспоминал впоследствии Маршал Советского Союза А. М. Василевский, Ставка и Генеральный штаб высоко оценили деятельность командующих Ленинградским и Волховским фронтами Л. А. Говорова и К. А. Мерецкова. Они творчески решали тактические и оперативные задачи, добиваясь точного осуществления основного замысла на всех этапах операции. Было четко организовано взаимодействие войск фронтов и армий. Командующие показали себя зрелыми полководцами, успешно владеющими всеми способами ведения вооруженной борьбы.

15 февраля 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования, считая, что Волховский фронт выполнил свою задачу, приняла решение о его расформировании. Командуя войсками Волховского фронта, генерал армии К. А. Мерецков стал одним из признанных специалистов по организации и проведению операций в условиях лесисто-болотистой местности. И когда встал вопрос об освобождении Карелии и Советского Заполярья, Ставка назначила К. А. Мерецкова командующим Карельским фронтом, протянувшимся более чем на 1000 км - от Ладожского озера до полярных морей, Войска Карельского фронта, после того как командующим стал генерал Мерецков, провели две наступательные операции: Свирско-Петрозаводскую*, в ходе которой была освобождена Южная Карелия, и Петсамо-Киркенесскую**, завершившуюся изгнанием фашистских оккупантов из Советского Заполярья и северной части Норвегии. Обе эти операции по праву могут быть отнесены к выдающимся достижениям советского военного искусства.

* (Наступательная операция войск левого крыла Карельского фронта во взаимодействии с Ладожской и Онежской военными флотилиями, проведенная 21 июня -9 августа 1944 года в Южной Карелии.)

** (Наступательная операция Карельского фронта и Северного флота, проведенная 7-29 октября 1944 года.)

Операцию по освобождению Южной Карелии предполагалось начать ударами с двух направлений по финским войскам между Онежским и Ладожским озерами. Один - основной - удар наносила 7-я армия из района Лодейного Поля вдоль Ладожского озера в общем направлении на Олонец, Сортавала. 32-я армия получила задачу наступать из района Медвежьегорска в направлении Суоярви, а частью сил - на Петрозаводск. Остальные армии фронта (14-я, 19-я и 26-я) должны были находиться в готовности к переходу в наступление в случае переброски противником сил из Центральной в Южную Карелию. Ладожская и Онежская военные флотилии имели своей задачей содействовать наступлению войск вдоль побережий Ладожского и Онежского озер и высадить на побережье десанты. Сосредоточив в полосе 7-й армии до 70% стрелковых соединений, 83% артиллерии, 94% танков от общего количества войск, привлекавшихся к наступлению, Мерецков достиг здесь превосходства над противником в людях более чем в 2 раза, а в артиллерии - почти в 6 раз.

В начале операции главной ударной группировке фронта предстояло преодолеть Свирь - многоводную реку 350-метровой ширины. Вся она находилась под контролем огневых средств противника. Три с половиною часа длилась артиллерийская и авиационная обработка обороны противника в полосе, отведенной для наступления 7-й армии. Опыт, однако, говорил, что, как бы ни была сильна артиллерийская подготовка, часть огневых точек врага остается неподавленной. Поэтому по приказу командующего фронтом была организована ложная переправа. После мощного удара артиллерии и интенсивной бомбардировки с воздуха неожиданно для противника наступила тишина. На широком просторе Свири появились плоты и лодки с привязанными к ним чучелами солдат. Специально отобранные добровольцы, плывя за плотами и лодками подталкивали их к противоположному берегу. Финны, приняв ложную переправу за начало настоящей, открыли бешеный огонь. Тогда по вновь выявленным огневым средствам врага ударила советская артиллерия. Одно за другим умолкали его орудия, минометы и пулеметы. А в это время первый эшелон ударной группировки - пехота, посаженная на двести машин-амфибий,- стремительно преодолел реку и высадился на противоположном берегу. Вслед за этим были наведены мосты и опущены на воду понтоны, и на вражеском берегу оказались не только пехотные части, но и танки. Оборонительная система, которую противник строил и совершенствовал более двух лет, была прорвана.

Свирско-Петрозаводская операция оказалась успешной благодаря взаимодействию сухопутных войск с военными флотилиями, которые играли большую роль в осуществлении обходных маневров, высаживая десанты. Особо важное значение имел Тулоксинский десант*, высаженный в районе Тулоксы, в тыл олонецкого укрепленного района противника.

* (Десантная операция Ладожской военной флотилии, проведенная 23-27 июня 1944 года с целью захвата плацдарма в междуречье Видлицы и Тулоксы. Овладев плацдармом, советские десантники не только расчленили олонецкую группировку противника, но и помешали ей организованно отойти.)

В ходе Свирско-Петрозаводской операции войска Карельского фронта нанесли тяжелое поражение финским войскам и продвинулись на 110-250 км. Была освобождена большая часть территории Карелии с ее столицей Петрозаводском, очищены от врага Кировская железная дорога и Беломорско-Балтийский канал. Выход советских войск к границе Финляндии привел к коренному изменению обстановки на всем северном участке советско-германского фронта и предрешил выход из войны Финляндии.

Когда закончились бои в Южной Карелии, командование Карельского фронта приступило к разработке операции по разгрому немецко-фашистских войск на Севере. Здесь гитлеровцы продолжали удерживать захваченную ими в 1941 году незначительную территорию. Фашистское командование стремилось любой ценой удержать занимаемые районы, сохранив источники важного стратегического сырья, а также незамерзающие северные морские порты, базируясь на которые германский флот мог вести активные действия на северных коммуникациях.

По плану, разработанному командованием и штабом фронта, необходимо было выйти в тыл врага по дикому бездорожью, перерезать его коммуникации и достичь главной цели операции: сгремительно преодолев местность с болотами, гранитными скалами и быстрыми порожистыми реками, окружить и уничтожить главные силы 19-го горнострелкового корпуса немцев путем обхода их с юга и одновременного удара с севера. Затем следовало овладеть городом Петсамо (Печенга) и развивать наступление к советско-норвежской границе. Главный удар наносился левым флангом 14-й армии южнее озера Чапр в общем направлении на Луостари, Петсамо, чтобы выйти в тыл основной группировки противника. На правом фланге 14-й армии вспомогательный удар наносила специально созданная оперативная группа, перед которой была поставлена задача сковать гитлеровские войска, не допустить их переброску на направление главного удара и в дальнейшем перейти в наступление в общем направлении на Петсамо. На этом же направлении намечалось наступление двух бригад морской пехоты Северного флота. Чтобы ввести противника в заблуждение, планировалась демонстративная высадка десанта в районе мыса Пикшуев в Мотовском заливе.

По данным разведки здесь у немцев не было средств борьбы с тяжелыми танками. Они не верили, что в Заполярье такие танки могут действовать. И действительно, тут и средним танкам не пройти, а уж тяжелым - подавно! Зато нетрудно было оценить ту реальную по-мощь, которую они оказали бы перешедшим в наступление советским войскам! И командование фронта пошло на эту крайнюю меру: тяжелые танки КВ пошли в бой в условиях, для их действий практически не возможных. И это сыграло исключительную роль в достижении успеха операции в целом. Там, где эти танки появлялись, гитлеровцев охватывала паника. Танки своим огнем сокрушали бетонные и гранитные сооружения врага, расчищая путь пехоте. В ходе боев стрелковые части Карельского фронта тесно взаимодействовали с кораблями Северного флота. Ряд опорных пунктов противника был взят совместными ударами пехотинцев и моряков.

Опыт применения тяжелых танков в специфических условиях Заполярья, где повсюду можно натолкнуться на естественные и, казалось бы, непроходимые для техники преграды, был в полном смысле уникальным и потому занял достойное место в истории Великой Отечественной войны.

Войска Карельского фронта выполнили поставленные перед ними задачи. Перейдя 7 октября в наступление, они на протяжении всей операции продвигались высокими темпами. 15 октября была освобождена Печенга, 21 октября части 14-й армии вышли на границу с Норвегией, а еще через три дня овладели Киркенесом.

На следующий же день после овладения войсками Карельского фронта Киркенесом, то есть 26 октября, генералу армии К. А. Мерецкову было присвоено звание Маршала Советского Союза. Так Родина оценила его вклад в достижение Победы, в приближении того дня, когда преступная война, развязанная фашистской Германией, закончилась ее поражением.

Накопленный опыт ведения успешных операций в условиях лесисто-болотистой местности пригодился маршалу Мерецкову на другом театре военных действий - на Дальнем Востоке, где ему поручили командование 1-м Дальневосточным фронтом.

Здесь, как и в Карелии, советским войскам пришлось прорывать укрепления, которые возводились японскими военными инженерами на протяжении многих лет. Причем возводились с учетом горной и горно-лесистой местности.

Исходя из особенностей местности в Приморье и характера японской обороны, было решено осуществить прорыв вражеских укреплений на широком фронте, на нескольких участках. По решению маршала Мерецкова главный удар наносился вдоль межгорной долины двумя армиями (1-й Краснознаменной и 5-й) в направлении на Муданьцзян, а частью сил - на Харбин, навстречу войскам Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов. Вспомогательные удары наносили 35-я армия на Мишань, севернее главной группировки фронта, и 25-я армия на Ванцин с задачей отрезать противнику пути отхода в Корею.

В день, когда должно было начаться наступление войск 1-го Дальневосточного фронта, в Приморье разразился ливень. Естественно, это сильно осложнило задачу авиации - на ее помощь рассчитывать было нечего. Да и для артиллерии условия были не лучше. Но срок наступления для всех фронтов один - 9 августа, и маршал Мерецков приказал начать операцию без артиллерийской подготовки. В кромешной тьме, под сильным ливнем передовые отряды армий пересекли государственную границу. К рассвету 9 августа они проникли в глубь вражеского расположения от 3 до 10 км. Утром в бреши, пробитые передовыми отрядами, устремились соединения первого эшелона. В первый же день войска ударной группировки фронта прорвали приграничную полосу японских укреплений и на отдельных направлениях продвинулись вперед до 23 км.

Лучше всего шли дела у 25-й армии, наносившей вспомогательный удар,- она добилась наибольшего успеха. Командующий фронтом маршал Мерецков тотчас воспользовался этим: по его приказу 5-я армия перегруппировалась на направление обозначившегося успеха и, обходя укрепленные узлы противника, устремилась к городу Гирину.

За 6 дней войска 1-го Дальневосточного фронта продвинулись на глубину до 150 км, при поддержке десантов Тихоокеанского флота овладели портами Юки и Расин - пути отхода Квантунской армии были перерезаны. А еще некоторое время спустя войска фронта взяли города Харбин, Гирин и Чанчунь.

Вклад маршала Мерецкова в разгром японской Квантунской армии был отмечен высшим советским военным орденом "Победа".

После завершения военных действий против Японии маршал Мерецков остался на Дальнем Востоке в должности командующего войсками Приморского военного округа. Здесь он пробыл до июня 1947 года, а затем был назначен командующим Московским военным округом. В мае 1949 года его назначают командующим войсками Беломорского военного округа, который вскоре был переименован в Северный. В 1955-1964 годах Мерецков был помощником министра обороны СССР по высшим военно-учебным заведениям. С 1964 года - в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Несмотря на ухудшение здоровья, маршал Мерецков с большим напряжением работал над обобщением своего богатого боевого и жизненного опыта и написал книги: "Моя юность", "Неколебимо, как Россия", "На службе народу".

Он был награжден 7 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 4 орденами Красного Знамени, орденом "Победа", 2 орденами Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 1-й степени и медалями, Почетным оружием, а также иностранными орденами.

Скончался Кирилл Афанасьевич Мерецков 30 декабря 1968 года. Похоронен в Москве на Красной площади, у Кремлевской стены. Его имя присвоено Благовещенскому высшему танковому училищу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2010-2016

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://vsemedali.ru/ "VseMedali.ru: Фалеристика — медали, ордена, знаки славы"