НОВОСТИ   КНИГИ   НАГРАДНЫЕ СИСТЕМЫ   МЕДАЛЬЕРНОЕ ИСКУССТВО   ССЫЛКИ   О ПРОЕКТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Награды Гражданской войны

Награды Гражданской войны
Награды Гражданской войны

Вопрос о наградах для Красной Армии возник в дни ее создания, когда стояла задача превратить отряды добровольцев и осколки старой армии в дисциплинированную армию нового типа. Новая армия требовала новых традиций, новых средств поощрения. Этот объективный процесс был связан с идущим параллельно подобным процессом в геральдике — рождалась символика Советской республики.

Первая награда республики родилась, когда Советской России еще не исполнилось и года. 16 сентября 1918 года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) опубликовал декрет об учреждении первого в РСФСР знака боевого отличия, о котором говорилось следующее: «Знаком отличия устанавливается орден „Красное Знамя" с изображением на нем красного знамени». В знаке ордена Красного Знамени были использованы основные атрибуты молодой республики — рисунок ордена, сохранившийся практически без изменений до сегодняшнего дня, представлял собой овал, окруженный золотым дубовым венком, в центре которого на белом фоне помещена красная звезда, над ней — красное знамя с лозунгом: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Напоминанием о том, что к осени 1918 года символика Советской республики еще не окончательно установилась, служит странное, если присмотреться, «двойное» сочетание символов труда. В центре звезды — серп и молот, под звездой на белом поле — штык, молот и плуг.

Привычный нам символ союза рабочих и крестьян — серп и молот — утвердился далеко не сразу. Нужда в государственном гербе возникла тотчас после создания нового государства. Но в первые месяцы его существования официально одобренной символики не было.

В январе 1918 года Совнарком дает указание изготовить государственную печать. Появилось множество вариантов будущей государственной эмблемы, среди которых были самые фантастические. Скульптор Н. Андреев, делавший зарисовки В. И. Ленина в его кабинете, вспоминает, например, что В. И. Ленин в его присутствии отверг проект, в котором «был взят тот же самый двуглавый орел, причем у орла повыщипаны перья, вместо маленьких корон на головах поставлены красные звезды, а вместо большой короны, которая высится над двумя головами орла, надета шапка красноармейца. В лапах вместо скипетра и державы камень и палка. И в этом чудовищном, ужасном виде все это должно было изображать герб».

К апрелю 1918 года положение с гербом несколько прояснилось. Остановились на проекте герба, автором которого был, очевидно, художник А. Лео. «Внешне герб был сделан хорошо, — вспоминает управляющий делами Совнаркома В. Бонч-Бруевич. — На красном фоне сияли лучи восходящего солнца, обрамленные полукругом снопами пшеницы, внутри которых отчетливо виднелись серп и молот, а над гербом главенствовал отточенный булатный меч...»

Проект этот был принят, но В. И. Ленин предложил убрать из герба меч, мотивируя это, по словам Бонч-Бруевича, тем, что «завоевания нам не нужны. Завоевательная политика нам совершенно чужда; мы не нападаем, а отбиваемся от внутренних и внешних врагов: война наша оборонительная, и меч — не наша эмблема».

Но существовал и второй известный символ крестьянства — плуг. Он также входил в варианты герба. 19 апреля 1918 года в «Известиях» была помещена заметка «Значок красноармейца». Там говорилось, что «Комиссариатом по военным делам утвержден чертеж нагрудного знака для воинов Красной Армии. Знак изображает звезду с золотыми лучами, в середине на красном поле — золотое изображение плуга и молота». 11 мая было опубликовано постановление, в котором говорилось, что «каждый вступающий в Красную Армию должен снабжаться... красноармейским значком: марсовой звездой с плугом и молотом. Значок носится на околыше фуражки».

В дальнейшем был утвержден и изготовлен еще один значок. Он предназначался для командиров Красной Армии. Это был тот же красноармейский значок, наложенный на венок из лавровых и дубовых листьев, и носился на груди. Эти два знака были первыми отличительными знаками революционной армии. Форма обмундирования для армии и знаки различия были разработаны лишь в начале 1919 года, когда, в частности, и появилась «буденовка» — суконный шлем с нашитой спереди звездой, цвет которой зависел от рода войск. С 1919 года красная звезда красноармейца с плугом и молотом прикалывалась в центр нашивной звезды шлема.

Однако не у всех красноармейцев в гражданскую войну на шлемах были звезды. Бойцы калмыкской конной бригады в составе 11-й армии нашивали на них голубую свастику. В этом нет ничего удивительного: свастика, бегущий крест, — древнейший буддийский знак вечности и счастья. Он был особенно понятен калмыкам-буддистам.

Когда-то свастика проникла с Востока в Византию и нередко встречалась в ее орнаментике и символике. В поисках знака, отвечающего смыслу российской республики, художники употребляли свастику. Именно она изображена на деньгах Временного правительства 1917 года.

В первые годы революции свастика была весьма популярна и трактовалась как символ очищающего революционного пламени. Но красная звезда оказалась сильнее, и сегодня даже трудно представить, что эти два знака несколько лет соседствовали в революционной России.

Листовка первых лет Советской власти, объясняющая значение красной звезды
Листовка первых лет Советской власти, объясняющая значение красной звезды

В начале 20-х годов в Германии возник фашизм, избравший свастику своей эмблемой. И в ноябре 1922 года в газете «Известия» было опубликовано «Предупреждение» народного комиссара просвещения А. В. Луначарского: «На многих украшениях и плакатах в дни последнего празднества, как и вообще на разного рода изданиях и так далее, по недоразумению беспрестанно употребляется орнамент, который называется свастикой... Так как свастика... в последнее время приобретает характер символического знака всего фашистского реакционного движения, то предупреждаю, что художники ни в коем случае не должны пользоваться этим орнаментом».

В июне 1918 года первый советский герб без меча был утвержден. В центре его помещались серп и молот. Таким образом, в государстве образовалось два близких по рисунку герба. Скрещенные серп и молот стали гербом государственным, а молот и плуг — гербом Красной Армии. Эта дуалистичность геральдики Советской республики сохранялась до 1922 года, когда приказом Реввоенсовета республики плуг был заменен серпом. На ордене же Красного Знамени совместились оба варианта герба.

Когда орден был учрежден, встал вопрос, кому его вручать. Награждение не могло быть случайным — оно должно было соответствовать высокому значению первой революционной награды. И как раз в эти дни до Москвы дошли сведения о невероятном даже по тем временам событии: через линию фронта с востока прорвалась десятитысячная революционная армия, о существовании которой никто не знал.

В мае 1918 года Челябинск был отрезан от красных отрядами атамана Дутова и белочехами. Части челябинского ревкома под командованием его председателя Василия Блюхера ушли в леса и пропали без вести. Их сочли погибшими.

Прошло три месяца. Все это время Блюхер продолжал воевать в тылу белых, и его отряд, постепенно обрастая примкнувшими по пути группами красноармейцев, прошел более полутора тысяч километров, перевалил через Уральский хребет, пересек Башкирию и вышел к Волге. В августе отряды Блюхера, которые насчитывали уже десять тысяч человек, а также громадный обоз с семьями бойцов и партизан, подошли с востока к Уфе. К Уфе были стянуты все бывшие в тех краях части, чтобы окружить войско Блюхера. Но сделать это не удалось. Командующий белым Поволжским фронтом сообщал: «Группа красных, оперировавшая в районе станции Игливо, продвигается на север и, видимо, уходит из-под наших ударов». Генеральный консул США телеграфировал своему правительству: «Положение на Волжском фронте критическое. Новые трудности возникают из-за блюхеровских большевистских войск, состоящих приблизительно из 6 тысяч пехоты и 3 тысяч кавалерии с 30 пулеметами. Войска эти хорошо организованы и способны прекрасно маневрировать. У нас нет надежных войск против этих сил».

14 сентября, прорвав кольцо белых войск возле Уфы, армия Блюхера соединилась с красными войсками. Блюхер телеграфировал Ленину: «Приветствую Вас от имени южноуральских войск... Проделав беспримерный полуторатысячный переход по Уральским горам по области, охваченной восстанием казачества и белогвардейцев, формируясь и разбивая противника, мы вышли сюда, чтобы вести дальнейшую борьбу с контрреволюцией».

В те дни Уральский обком сообщал в Москву, что командир отряда Блюхер — один из самых отважных солдат революции, талантливый вождь-стратег. «...Уральский областной комитет РКП (б) настаивал на том, чтобы Блюхер с его отрядами был отмечен высшей наградой, какая у нас существует, ибо это небывалый у нас случай».

30 сентября ВЦИК РСФСР выслушал доклад Военного совета 3-й армии, с которой соединились части Блюхера. ВЦИК принял решение наградить Василия Константиновича Блюхера орденом Красного Знамени № 1.

«Орден Красного знамени, — говорилось в его первом статуте, — есть единственная награда, которой ВЦИК награждает солдата Революции за храбрость, беззаветную преданность Революции и Рабоче-крестьянской власти, а также за проявленную распорядительность».

Вскоре число награжденных начало расти. 8 мая 1919 года был опубликован декрет ВЦИК, в котором говорилось, что «Орден „Красное Знамя" может быть присужден войсковым частям Красной Армии за особые отличия, оказанные в боях против врага Республики, для укрепления его на имеющихся революционных знаменах». Дополнение к этому декрету появилось 19 марта 1920 года: «Имея в виду, что многие красные бойцы, уже награжденные орденом „Красное Знамя", вновь показывают выдающиеся боевые подвиги... установить для отличившихся защитников социалистического Отечества, кои уже награждены за ранее содеянные подвиги орденом „Красное Знамя", не вводя степеней его, повторное награждение этим орденом».

Всего за время гражданской войны было произведено около 15 тысяч награждений орденом Красного Знамени, многие были награждены им повторно. Четыре ордена имел Василий Блюхер, а также известные военачальники Я. Фабрициус, И. Федько и С. Вострецов.

* * *

В утверждение о том, что орден Красного Знамени был единственной наградой Советской России, следует внести некоторое уточнение. Возникла и была тесно связана с орденом Красного Знамени другая награда.

Эта награда была учреждена 8 апреля 1920 года. В декрете о ней говорилось следующее: «Почетное революционное оружие, как награда исключительная, присуждается за особые боевые отличия, выказанные высшими начальствующими лицами в действующей армии. Почетным боевым оружием является шашка (кортик) с вызолоченным эфесом, с наложенным на эфес знаком ордена Красного Знамени».

Почетное революционное оружие или «Золотое оружие», как его порой называли, присуждалось крайне редко. В общей сложности этой награды был удостоен 21 человек.

Почетное революционное оружие РСФСР. Эта шашка принадлежала Г. И. Котовскому. К эфесу почетного оружия крепился знак первого советского ордена — Красного Знамени РСФСР
Почетное революционное оружие РСФСР. Эта шашка принадлежала Г. И. Котовскому. К эфесу почетного оружия крепился знак первого советского ордена — Красного Знамени РСФСР

Награждения Почетным оружием начались еще до утверждения его как награды. Это тот редкий случай, когда награда была названа и оформлена позже, чем реально возникла. Известно, что еще 8 августа 1919 года главком республики С. Каменев и командующий 2-й армией Восточного фронта В. Шорин «за боевые заслуги и умелое руководство войсками» были награждены Президиумом ВЦИК «боевым Золотым оружием» со знаком ордена Красного Знамени. 20 ноября того же года Президиум ВЦИК, принимая во внимание заслуги перед Советской республикой, С. Буденного «проявившего во главе своего кавалерийского корпуса особую храбрость, широкую инициативу, энергию и распорядительность на различных частях Южного и Юго-Восточного фронтов, благодаря чему неприятельская кавалерия Мамонтова и Шкуро после непрерывного ряда удачных боев была разбита», постановил: «наградить народного героя Семена Михайловича Буденного Золотым оружием с орденом Красного Знамени на нем». И еще один полководец гражданской войны получил эту награду до ее утверждения — им был М. Тухачевский, командовавший в 1919 году 5-й армией — «за личную храбрость, широкую инициативу, энергию, распорядительность, знание дела, проявленные им при победоносном шествии доблестной Красной Армии на Восток, завершившемся взятием гор. Омска».

Значение, придававшееся награде, было очень велико. Примером может служить история пятого вручения Почетного оружия.

Кандидатура каждого очередного полководца, представленного к награждению Золотым оружием, обсуждалась на Президиуме ВЦИК. 18 марта 1920 года Президиум обсуждал кандидатуру командующего 9-й армией И. Уборевича-Губоревича. На заседании возникли сомнения, соответствуют ли заслуги командарма исключительной значимости награды. Президиум не принял решения, а обратился с запросом к С. Каменеву. Главком ответил: «И. П. Уборевич-Губоревич создал из 9 армии мощную и грозную силу, способную наносить врагу сокрушительные удары. В дальнейшем, следуя с частями вверенной ему армии и перенося все трудности походной жизни, тов. Уборевич лично руководил боями армии, которая, благодаря этому, сыграла решающую роль в преследовании деникинской армии».

На следующем заседании Президиум ВЦИК постановил наградить Уборевича Почетным революционным оружием. Уборевич стал первым полководцем, которому Золотое оружие было вручено после официального утверждения этой награды.

Если просмотреть список награжденных Почетным оружием за годы гражданской войны, то станет очевидным, что все награжденные — командующие армейскими соединениями, действия которых повлияли на исход гражданской войны. М. Фрунзе был награжден Золотым оружием за победу над Врангелем и освобождение Крыма, командующий 2-й Конной армией Ф. Миронов — за форсирование Днепра у Никополя и взятие Мелитополя, командующий 8-й армией А. Корк — за взятие Перекопа и т. д.

Несколько награждений было сделано после окончания гражданской войны — этим воздавалось должное тем полководцам, которые отличились ранее, чем было учреждено наградное оружие. Так, 17 февраля 1921 года был награжден командующий Южным фронтом А. Егоров за разгром армий Деникина и Петлюры.

После взятия Перекопа и освобождения Крыма возникла проблема — как наградить наиболее выдающихся полководцев, уже имевших Почетное оружие. Так возникла новая награда, учрежденная специально для того, чтобы отметить деятельность С. Буденного и С. Каменева, — «Почетное огнестрельное оружие с орденом Красного Знамени»; 5 января 1921 года им были награждены эти полководцы.

Впоследствии, за участие в одном из последних эпизодов гражданской войны — в подавлении кронштадского мятежа в 1921 году, Почетное оружие получили командиры штурмовых колонн Е. Казанский, В. Розе и Г. Хаханьян.

Таким образом, несмотря на то что орден Красного Знамени РСФСР не имел степеней и считался официально единственной наградой республики, точнее будет считать его основной наградой, имевшей высшие степени — Почетное революционное оружие и Почетное огнестрельное оружие РСФСР.

* * *

По статуту награждению орденом Красного Знамени РСФСР подлежали лишь граждане РСФСР, хотя, разумеется, в годы гражданской войны этому правилу следовали не очень строго и среди награжденных было немало граждан других республик и государств.

Образовавшиеся в годы гражданской войны советские республики за пределами Российской Федерации также обзаводились своими наградами. В подавляющем большинстве они брали орден Красного Знамени за образец, и к концу гражданской войны он превратился в символ революционного ордена, возникло слово «краснознаменец», куда более понятное и характерное для того времени, чем «кавалер ордена».

Первая из наград советских республик — орден Красного Знамени Азербайджана был учрежден вскоре после образования этой республики — весной 1920 года.

Восстание в Азербайджане против буржуазного мусаватистского правительства началось 27 апреля 1920 года, когда Красная Армия подошла с севера к азербайджанским границам. К вечеру того же дня был создан Временный Революционный комитет, который объявил о свержении мусаватистов. Власть перешла в его руки, и он обратился к РСФСР с просьбой о присылке войск в помощь восставшим. В ту же ночь бронепоезда XI Красной Армии прошли двести километров и утром остановились у платформ бакинского вокзала. Командовал этой операцией М. Ефремов. В мае того же года в ходе операций против остатков мусаватистских войск Ефремов вновь отличился под Гянджой.

Приняв решение об утверждении ордена, правительство Азербайджана передало заказ на изготовление его начальнику военно-топографического управления Военмора Азербайджанской республики И. Векилову, который попросил у одного из знакомых командиров орден Красного Знамени РСФСР и за одну ночь нарисовал орден Азербайджана. Он оказался очень схож с прототипом. Лишь надпись на знамени была на двух языках — русском и азербайджанском, а красная звезда под знаменем была окружена красным полумесяцем. Этот орден изготовляли вручную из отдельных деталей в ювелирных мастерских. Первые знаки были готовы в ноябре 1920 года.

Тогда же был издан приказ № 3 ревкома Азербайджанской республики, в котором говорилось, что «... тов. Ефремов Михаил Григорьевич награждается орденом Красного Знамени Азербайджанской ССР за взятие города Баку 27 апреля 1920 года и за молниеносный смертельный удар, нанесенный тов. Ефремовым в сердце буржуазного мусаватистского правительства Азербайджана».

Через несколько дней в оперном театре Баку Ефремову вручался орден Красного Знамени Азербайджана № 1 и усеянная драгоценными камнями шашка. Впоследствии Ефремов стал выдающимся военачальником Советской Армии. В апреле 1942 года, командуя 33-й армией, генерал-лейтенант Ефремов погиб под Вязьмой.

Последующие награждения азербайджанским орденом связаны с установлением Советской власти в Грузии и Армении. В феврале 1921 года, когда Красная Армия продвигалась к границам Грузии, ее бронепоезда остановились у реки Куры, так как мост был взорван. Из Баку в тот же день приехала бригада железнодорожников во главе с И. Сорокиным. В течение трех суток рабочие не уходили с моста, пока он не был восстановлен и бронепоезда смогли двигаться дальше, к Тифлису. За это Сорокину был вручен орден № 13.

Всего за время существования Азербайджанской республики орден Красного Знамени был вручен около пятидесяти раз. В числе его получивших — 1-й Бакинский стрелковый полк имени 26 бакинских комиссаров, а также XI армия, освободившая Баку.

Вскоре примеру Азербайджана последовали и другие советские республики. В 1921 году орден Серебряной звезды был учрежден в Армении. Орден Красного Знамени в Грузии, учрежденный в том же, 1921 году представлял собой круглый старинный щит, на который наложена сабля. В верхней части щита помещены красная звезда и знамя с грузинской надписью: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Орден Серебряной звезды Армянской ССР
Орден Серебряной звезды Армянской ССР

Несколько иначе сложилась судьба орденов в самой маленькой из республик — Хорезмской, отрезанной от России песками Каракумов. Вначале, в 1922 году, в Хорезмской народной республике был учрежден Красный военный орден. Знаки его изготавливались в маленьких кустарных мастерских Хивы и представляли собой грубо выполненные венки, на которые были наложены скрещенные сабли и щит с надписью арабской вязью — названием ордена. Через год республика стала именоваться Хорезмской Советской Социалистической Республикой и вместо Красного ордена был учрежден орден Красного Знамени ХССР. Знак его был схож со знаком Красного ордена, но более тщательно изготовлен. На нем появилось залитое красной эмалью изображение знамени и красная эмалевая лента с буквами «ХССР».

Помимо боевых орденов в Хорезмской республике были и два трудовых — орден Труда и орден Трудового Красного Знамени. Первый из них был учрежден в самом начале 1922 года и оказался уникальной наградой — это единственный орден, которым был награжден Владимир Ильич Ленин.

Орден Труда Хорезмской республики — единственный орден, которым был награжден В. И. Ленин
Орден Труда Хорезмской республики — единственный орден, которым был награжден В. И. Ленин

В феврале 1922 года ЦИК Хорезмской республики направил Ленину письмо, в котором говорилось о целях и задачах республики, о верности ее идеалам революции. Заканчивалось письмо такими словами:

«В память второй годовщины Хорезмской революции мы установили орден Труда для наших героев труда. Мы просим Вас, дорогой и любимый наш учитель, принять этот орден, согласно постановлению Центрального Исполнительного комитета, и носить его как символ освобождения труда на Востоке после многовекового рабства».

Ленин никогда этот орден не носил. Когда письмо и орден достигли Москвы, Владимир Ильич был уже тяжело болен.

Как только мы говорим, что Хорезмский орден Труда был единственной наградой В. И. Ленина, сразу возникает естественный вопрос: а как же орден Красного Знамени РСФСР? Ведь он был учрежден в 1918 году. Есть же тысячи свидетелей тому, что, когда страна прощалась с В. И. Лениным и он лежал в Колонном зале, на груди его был орден Красного Знамени. Этому существует множество подтверждений, включая фотографии.

Все объясняется очень просто.

В. И. Ленин не считал возможным принять орден Красного Знамени, потому что не был на фронте и участия в боях не принимал. И в самом деле, ордена у него не было.

Но общее убеждение в том, что В. И. Ленин не может не быть награжден самой высокоценимой революционной наградой, было столь велико, что не одному, а многим хотелось немедленно восстановить справедливость. Если обратиться к газетам тех дней, как уже сделали историки и фалеристы*, или послать запрос в музей В. И. Ленина, то выяснится, что В. И. Ленин лежал в гробу в Колонном зале с орденом на груди.

*(Эти сведения приведены в книге Г. Гиленкова «Чеканные листья истории».)

Есть рассказ очевидца о том, как старый революционер Н. Подвойский, стоявший в почетном карауле у гроба, снял свой орден и прикрепил его В. И. Ленину на грудь. В фондах музея В. И. Ленина хранится таким же образом отданный вождю орден Н. Горбунова. В очерке, опубликованном в «Правде» 27 января, говорится следующее: «... Остановился у пальмы на коврике красноармеец-краснознаменец... на грубых тяжелых костылях с тремя красными розетками орденов на груди. Он постоял несколько минут, отцепил негнущимися пальцами свои ордена, передал караулу и сказал строго:

— Вождю».

То есть орденов Красного Знамени, отданных вождю ветеранами, было несколько. Сколько — не узнаем никогда. Людям казалось немыслимым и несправедливым носить орден, если его нет у Ленина.

* * *

Особняком среди орденов советских республик стоят бухарские ордена. Причиной тому — бухарские орденские традиции.

В Бухарском эмирате ордена появились еще в XIX веке, вскоре после того, как Бухара стала русским протекторатом.

Знак ордена Благородной Бухары — Бухарская звезда
Знак ордена Благородной Бухары — Бухарская звезда

Первым из них был орден Благородной Бухары, учрежденный в 1881 году эмиром Мухафар-ад-дином. Сразу же по учреждении первый знак ордена был верноподданно послан в Россию «Белому царю».

Можно предположить, что эмир и его советники не были знатоками истории орденского дела и не очень разбирались в орденской символике. Для них показалось бессмыслицей — зачем в ордене быть и знаку, и звезде? Надо учесть, что население Бухары ходило в халатах и другой одежды не знали тогда даже в армии. Дальнейший ход рассуждений эмира ясен. Звезда была не только больше и ярче, но и к тому же удобнее — ее можно было приколоть к халату. Поэтому орден Благородной Бухары имел лишь звезду и не имел знака.

Часто основой бухарского ордена становилась русская или персидская звезда, из которой извлекали центральный медальон и вместо него приваривали кружок, покрытый разноцветной, чаще всего синей и зеленой эмалью, с надписью арабской вязью «Награда столицы Благородной Бухары» и датой начала правления эмира.

Этот орден в России был хорошо известен. Истоки известности относятся к 1893 году, когда эмир совершил путешествие по России. Он понимал, что ему, как великому государю, следует награждать хозяев, и потому приказал изготовить запас звезд. К этому времени орден делился на восемь степеней. Высшей, очевидно, была золотая звезда с бриллиантами, затем золотая звезда с алмазами, затем три золотых степени без камней и, наконец, три серебряных степени. Судя по бухарским знакам, имеющимся в музеях и коллекциях, можно предположить, что степени различались размером и орнаментом центрального медальона. Встречаются знаки, в которых позолочена лишь середина, тогда как лучи звезды серебряные.

Всего, если судить по дневнику, который эмир вел во время путешествия, он роздал сто пятьдесят орденов, что немного, и, если бы этим раздачи ограничились, орден был бы чрезвычайно редок. Но случилось иначе. Во-первых, вскоре эмир чаще стал награждать собственных подданных. К началу революции в Бухаре трудно было отыскать чиновника, офицера или бая, на халате у которого не блестел бы орден Благородной Бухары. Во-вторых, этот орден широко раздавался русским. Его мог получить любой офицер или чиновник, побывавший в Бухаре, а таких было немало. Бухарские звезды обычны на портретах пожарных, железнодорожных и почтовых чинов, обойденных прочими наградами. Эти ордена получали купцы, торговавшие с Бухарой, для чего достаточно было сделать скромное подношение соответствующему бухарскому чиновнику.

К концу XIX века возникли новые бухарские ордена. Они уже имели полный набор аксессуаров: знак, звезду и ленту. Второй бухарский орден — Тадж, или орден Короны, был учрежден эмиром, очевидно, вскоре после возвращения из России.

Орден Тадж возник под влиянием русских орденов. Он уже имеет знак — золотой прорезной ромб с голубой круглой серединой, из которой к углам ромба тянутся лучи креста, унизанного алмазами, между лучами — рубиновые треугольники. Звезда ордена — золотая ромбическая, лучистая с четырьмя крупными алмазами. Была у ордена и плечевая, голубая с белой каймой лента.

Орден Тадж явно превосходил своего предшественника рангом, но продержался на вершине орденской лестницы Бухары недолго. В 1894 году возник третий, самый высокий орден — Искандер Салис — «Солнце Александра», установленный в память об Александре III. Этот орден также имел звезду и темно-красную ленту с белой полосой в середине. Описание знака этого ордена сохранилось в русской «Памятной книжке» за 1904 год. Там говорится следующее: «Орден из чистого золота в виде звезды с 8 короткими лучами, покрытыми эмалированным орнаментом. В середине круг, в центре которого 4 бриллианта, расположенные в виде треугольника, означающего букву А, под ней в маленьком кружочке цифра три в виде трех арабских единичек. Цифра окружена бриллиантами. Вокруг надпись „Орден Искандер Салис столичного города Благородной Бухары"... Застежка также из чистого золота в виде треугольника, окруженного орнаментом из эмали...»

В собрании Эрмитажа есть знак, представляющий собой треугольник, окруженный орнаментом разноцветной эмали. В центре треугольника красный кружок с тремя арабскими единичками в обрамлении бриллиантов. Очевидно, это застежка ордена Искандер Салис.

Медаль заслуг Бухарского эмирата. На реверсе — надпись о причине награждения
Медаль заслуг Бухарского эмирата. На реверсе — надпись о причине награждения

В конце прошлого века в Бухаре появились и медали заслуг. Они характерны тем, что их покрывали разноцветной эмалью. Медали были трех степеней. Высшая степень, восьмигранная, носилась на шее на красной ленте. Вторая степень, круглая, размером с пятак, — на такой же ленте на груди. Эти медали были золотыми. Лишь в последние годы существования эмирата их стали делать бронзовыми, позолоченными; третья степень медали была серебряной.

В 1915 году эмир учредил еще одну, каплевидную, медаль с надписью: «В память о войне преданным рабам». Она выдавалась бухарцам, мобилизованным на военную службу.

Медаль Бухарского эмирата 1915 г. «В память о войне преданным рабам», которая выдавалась бухарцам, призванным в царскую армию
Медаль Бухарского эмирата 1915 г. «В память о войне преданным рабам», которая выдавалась бухарцам, призванным в царскую армию

Когда весть о революции докатилась до Бухары и бухарцы восстали, старые ордена в Бухаре еще некоторое время существовали. Сохранилась фотография — первая делегация из революционной Бухары, прибывшая в Москву в 1918 году. Члены делегации в ярких халатах стоят перед дверью Наркомата иностранных дел. У всех на груди ордена — но ордена еще эмирские, звезды Благородной Бухары. Вскоре эмирские ордена были отменены и Бухарская республика решила утвердить революционный орден.

...В начале двадцатых годов положение в Бухарской Народной Республике было отчаянным. Разоренное гражданской войной хозяйство, непрекращающаяся война с басмачами сопровождались эпидемиями, в первую очередь тифом и малярией. Малярией в республике практически болело все население. Глава басмачей Энвер-паша говорил: «Мы отступаем, но, отступая, побеждаем. За нас бьет врагов малярия». Разрушенные арыки, заболоченные поля стали рассадниками комаров — треть бухарской армии страдала тяжелой формой этой болезни. Представитель Советской России доносил в Москву: «Положение представительства отчаянное. Все поголовно больны малярией в тяжелой форме. Те, кому угрожала смерть, отправлены за пределы Бухары. Остальные день работают — два-три лежат. Ни за одного работника нельзя ручаться, что он завтра выйдет на работу. Для города Старая Бухара даже в мирное время нужен двойной штат, причем необходимо рассчитывать, что дипломатический сотрудник продержится не более трех месяцев...»

Бухарская наградная медаль, вероятно предназначенная для награждения русских военнослужащих
Бухарская наградная медаль, вероятно предназначенная для награждения русских военнослужащих

С врачами в России было трудно. Но в начале 1922 года из Москвы приехал доктор Леонид Михайлович Исаев. Исаеву было тридцать шесть лет. Знакомый описывал его так: «Худощавый шатен чуть ниже среднего роста с пышной шевелюрой, имел он лицо узкое, энергичное. Из-под косматых бровей пронзительно глядели прозрачные серые глаза. Одевался небрежно. Носил видавший виды френч с отложным воротничком и брюки-галифе. Галстук, как правило, повязывал косо, кое-как...» Исаев приехал в Бухару на год. Остался там на всю жизнь.

В первые месяцы Исаев с немногочисленными и не всегда квалифицированными помощниками занимался изучением врага. Он объезжал окрестные кишлаки, обшаривал болота и крепостные рвы. На первом съезде врачей Туркестана в том же, 1922 году он доложил о положении в Бухарской республике. Съезд признал, что «малярию следует рассматривать народным бедствием такого грозного масштаба и значения, как голод и сыпной тиф, опустошавшие Россию за последние годы». Съезд постановил для начала обеспечить лечебные пункты в Бухарской республике хинином. Исаев не хотел и не умел ждать. Он добился того, что из Бухары вывезли в более здоровые места больных малярией детей, он ездил по окрестным районам с не очень умело, но убедительно нарисованными им самим изображениями комара-анофелеса, он уговаривал дехкан осушать болота. В самой Бухаре он поднимал людей на субботники — по нескольку тысяч человек выходили засыпать рвы и ямы. Республика выделила сто тысяч рублей золотом и направила людей в Германию за оборудованием и приборами. В Бухаре, где еще недавно вообще не было врачей, создавался Институт тропических болезней. Прошел всего год, и Исаев уже мог написать в Москву: «В Старой Бухаре и Кагане малярия сошла на нет. Комаров нет, водоемы стерильны. Рядом в Богаутдине, всего в восьми верстах, — повальная заболеваемость, личинки и комары царят». Вскоре болезнь исчезла в Богаутдине, и других кишлаках.

Орден Красной Звезды Бухарской республики, которым был награжден доктор Исаев
Орден Красной Звезды Бухарской республики, которым был награжден доктор Исаев

29 июня 1923 года Президиум Бухарской республики декретом за подписью президента республики Файзуллы Ходжаева учредил боевой орден «Революционный знак военного отличия». Орден был схож с орденом Благородной Бухары: такая же большая звезда, только не восьмиконечная, как раньше, а пятиконечная, золотая в первой степени, серебряная во второй, грушевидная медаль — третья степень. Бухарцы называли этот орден орденом Красной Звезды.

Приказ о первом награждении был подписан 1 августа. «Всебухарский Центральный исполнительный комитет в ознаменование исполнения гражданином доктором Л. М. Исаевым своего долга перед республикой в бою против ее врагов, принесшим своими научными знаниями, опытом и энергией великую помощь бухарскому народу в деле сохранения народного здравия на поприще борьбы с малярией, вручает ему знак ордена Красная Звезда 2-й степени — символ освобождения угнетенных народов Востока».

Наградной знак Бухарской республики. Возможно он был 3-й степенью ордена Красной Звезды
Наградной знак Бухарской республики. Возможно он был 3-й степенью ордена Красной Звезды

Энвер-паша, причислявший малярию к числу своих союзников, был прав. Прав был и Бухарский ЦИК, наградивший доктора Исаева боевым орденом — раньше, чем командиров своей армии.

Позже Бухарская республика учредила еще два ордена — орден Красного Полумесяца и орден Красного Знамени.

* * *

В 1922 году был создан Союз Советских Социалистических Республик. Однако республиканские ордена не только не были отменены, но и продолжали утверждаться новые, например в Бухаре и Хорезме.

Положение изменилось лишь в 1924 году. 1 августа было опубликовано постановление ЦИК СССР об учреждении единого военного ордена страны — ордена Красного Знамени СССР, знак которого отличался от знака ордена Российской республики лишь изменением надписи «РСФСР» на «СССР» на красной ленте под звездой. Вскоре после гражданской войны исчез красный бант, к которому крепился орден, и его стали привинчивать прямо к одежде. С 1932 года при повторном награждении орденом в нижней части знака на венок накладывается белый щиток, на котором ставится цифра, указывающая, в который раз орден вручается награжденному. На оборотной стороне знака указывается порядковый номер.

Всего орденом награждено около 600 тысяч человек. С созданием всесоюзного ордена Красного Знамени возникла проблема, что же делать с боевыми орденами советских республик, тем более что некоторые из них, например Хорезмская и Бухарская, перестали существовать, влившись в Узбекистан. Решено было, прекратив награждение орденами, не обменивать их на всесоюзный орден, а разрешить ношение в память о событиях гражданской войны. В наши дни ордена советских республик времен гражданской войны — чрезвычайная редкость.

Наградной знак Таджикской Советской Республики 20-х годов за борьбу с басмачеством
Наградной знак Таджикской Советской Республики 20-х годов за борьбу с басмачеством

* * *

Горькой иллюстрацией к истории гражданской войны в России стали награды «белого движения». Как и любые награды, они объективно отражают сущность явления. На первых порах в белогвардейских армиях пытались обходиться запасами царских медалей и орденов, остававшихся в штабах или губернаторствах. Но постепенно «белое движение» стало обзаводиться своими традициями, символами и наградами.

Первым организованным выступлением против победившей в России революции стало восстание на Дону, куда отовсюду стекались офицеры. В конце декабря 1917 года туда прибыл главковерх Временного правительства генерал Л. Корнилов. 6 января 1918 года он вступил в командование частями армии, которая получила наименование Добровольческой.

На исходе января Добровольческая армия, состоявшая в основном из офицеров, вошла в Ростов. Однако восстание на Дону затухало, и, когда красные отряды начали наступление на Ростов, Корнилов отвел свои части на другой берег Дона.

Под напором красногвардейских отрядов корниловская армия вынуждена была отступить. 28 февраля она медленно двинулась к Кубани, надеясь найти там поддержку у казаков. В середине апреля Добровольческая армия осадила Екатеринодар, при штурме которого генерал Корнилов был убит и армию принял Деникин, снявший осаду и уведший армию в степи. Лишь в начале мая армия вернулась на Дон и вновь заняла Новочеркасск.

Рыцари Ордена Звезды за общей трапезой. Французская миниатюра XV в.
Рыцари Ордена Звезды за общей трапезой. Французская миниатюра XV в.

Орденская одежда Ордена Золотого руна. XVII в.
Орденская одежда Ордена Золотого руна. XVII в.

Знак русского ордена св. Екатерины. XVIII в.
Знак русского ордена св. Екатерины. XVIII в.

Знаки, звезды и ленты русских орденов св. Андрея Первозванного и св. Екатерины
Знаки, звезды и ленты русских орденов св. Андрея Первозванного и св. Екатерины

Портрет принцессы Анны Петровны, кавалерственной дамы ордена св. Екатерины
Портрет принцессы Анны Петровны, кавалерственной дамы ордена св. Екатерины

Портрет М. Кутузова в молодости со знаком ордена св. Георгия 4-й степени
Портрет М. Кутузова в молодости со знаком ордена св. Георгия 4-й степени

Офицер Преображенского полка с офицерским знаком. Начало XVIII в.
Офицер Преображенского полка с офицерским знаком. Начало XVIII в.

Орденские одеяния XVIII в.: справа — Ордена св. Андрея Первозванного, слева — прусского Ордена Черного орла
Орденские одеяния XVIII в.: справа — Ордена св. Андрея Первозванного, слева — прусского Ордена Черного орла

Портрет французского маршала Мюрата со знаками ордена Почетного легиона. Начало XIX в.
Портрет французского маршала Мюрата со знаками ордена Почетного легиона. Начало XIX в.

Английский адмирал Нельсон. Серебряная звезда на его груди — знак ордена Турецкого полумесяца. Начало XIX в.
Английский адмирал Нельсон. Серебряная звезда на его груди — знак ордена Турецкого полумесяца. Начало XIX в.

Русский генерал эпохи наполеоновских войн. Среди наград на левой стороне груди Кульмский крест
Русский генерал эпохи наполеоновских войн. Среди наград на левой стороне груди Кульмский крест

Знаки и орденская одежда польского Ордена Белого орла. XVIII в.
Знаки и орденская одежда польского Ордена Белого орла. XVIII в.

Польский орден «Виртути милитари» — знак 1-й степени
Польский орден «Виртути милитари» — знак 1-й степени

Парадный мундир полковника артиллерии русской армии начала XX в. На мундире помимо наградной колодки — знаки учебных заведений
Парадный мундир полковника артиллерии русской армии начала XX в. На мундире помимо наградной колодки — знаки учебных заведений

Звезда и знак японского ордена Восходящего солнца
Звезда и знак японского ордена Восходящего солнца

Боевые ордена советских республик 20-х годов: орден Красного Знамени РСФСР, боевые ордена Азербайджана, Грузии и Армении
Боевые ордена советских республик 20-х годов: орден Красного Знамени РСФСР, боевые ордена Азербайджана, Грузии и Армении

Трудовые ордена советских республик — Таджикистана, Белоруссии, Грузии и Армении,— учрежденные в 20-х годах
Трудовые ордена советских республик — Таджикистана, Белоруссии, Грузии и Армении,— учрежденные в 20-х годах

Орден Ленина
Орден Ленина

Орден Трудового Красного Знамени
Орден Трудового Красного Знамени

Медаль Героя Советского Союза
Медаль Героя Советского Союза

Советские награды 30-х годов: Медаль «20 лет РККА»
Советские награды 30-х годов: Медаль «20 лет РККА»

Советские награды 30-х годов: Медаль «За отвагу»
Советские награды 30-х годов: Медаль «За отвагу»

Советские награды 30-х годов: Орден Красной Звезды
Советские награды 30-х годов: Орден Красной Звезды

Полководческие ордена СССР: орден Суворова, орден Нахимова, орден Победы
Полководческие ордена СССР: орден Суворова, орден Нахимова, орден Победы

Поход корниловской армии был важен для контрреволюции как пример преданности «белому делу», пример для белогвардейцев.

Поэтому в августе 1918 года генерал Деникин установил «Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода». Знак предназначался для всех чинов корниловской армии, которые участвовали в военных действиях 1918 года, и представлял собой терновый венец оксидированного серебра, пересеченный серебряным мечом. На оборотной стороне был порядковый номер.

В символике «белого движения» образ тернового венца, как и череп, был одним из наиболее часто встречающихся символов. Терновый венец есть на знаках корниловского ударного полка, полка Маркова, на знаке конного полка генерала Алексеева, на кресте Екатеринославского похода, на кресте Агинского конно-партизанского отряда и т. д. Изображение черепа было на кресте Булак-Булаховича, на знаках корниловцев и на кресте Западной армии Бермонт-Авалова. Кроме того, череп нередко фигурировал на нарукавных знаках, на кокардах и погонах белогвардейцев.

Орден за «Ледяной поход» возродился вновь через два года, уже в конце гражданской войны, в период распада «белого движения».

В конце 1919 года близился конец власти Колчака, «Верховного правителя» Сибири. Осенью белое правительство оставило Омск и бежало в Иркутск. Там Колчак был арестован и 7 февраля 1920 года расстрелян. А в это время остатки его армий в беспорядке, при страшном морозе отступали на Дальний Восток. Десятки тысяч человек погибли в этом исходе контрреволюции. Вдоль всего великого сибирского железнодорожного пути стояли мертвые эшелоны с замерзшими колчаковцами.

Те из колчаковцев, кто смог добраться до Дальнего Востока, были награждены точной копией ордена Ледяного похода Корнилова, с той лишь разницей, что меч в терновом венце был не серебряным, а золотым. Знаки изготовлялись в Чите и Харбине. Этот знак именовался орденом «За Великий Сибирский Поход», но если корниловский поход знаменовал начало гражданской войны, когда, как писал в романе «Хождение по мукам» Алексей Толстой, «белые нашли в нем впервые свой язык, свою легенду, получили боевую терминологию — все, вплоть до новоучрежденного белого ордена, изображающего на георгиевской ленте меч и терновый венец»», то Сибирский поход — это печальный эпилог, бегство без цели и надежды.

Многие из белогвардейских наград назывались по имени того или иного генерала, который командовал частью во время похода или операции. Лишенное действенных лозунгов, «белое движение» старалось опираться на славу или авторитет отдельных командиров. В одной только Южной армии существовали, например, крест похода генерала Бредова, медаль дроздовцев, крест чернецовцев, знак полка генерала Алексеева, крест за степной поход генерала Попова. На северо-западе были учреждены в разное время крест генерала Келлера, расстрелянного петлюровцами в Киеве, кресты и медаль генерала Бермонт-Авалова и т. д. Многие из этих крестов и медалей так и не были выданы во время гражданской войны, изготовлялись уже в эмиграции, а порой в эмиграции задним числом и утверждались. Пример тому — награды атамана Булак-Булаховича. Отряд Булак-Булаховича был самой обыкновенной бандой, которая грабила и убивала местное население, и был настолько неуправляем, что уже в августе 1919 года Булак-Булахович был исключен из списков белой армии, разжалован и вместе со своим отрядом перешел на службу к белоэстонцам, затем, когда его выгнали из Эстонии, — в Польшу, где был убит в 1940 году.

«Крест Храбрых» Булак-Булаховича был учрежден атаманом еще во время гражданской войны. Он представлял собой белый эмалевый крест в форме Георгиевского ордена, в центре которого был изображен череп на черном фоне. Впоследствии, перейдя на польскую службу, Булак-Булахович учредил дополнительные степени креста и даже пышную звезду.

Практически все награды белогвардейцев были наградами конкретными — за поход, за сражение, за принадлежность к тому или иному отряду. Общих наград было очень немного. Известны две попытки такого рода, но обе они желаемого результата не дали.

В июле 1919 года Колчаком был учрежден орден «Освобождения Сибири», который по идее должен был стать общим орденом его Сибирской империи. До этого Колчак награждал Георгиевскими крестами, а также медалями «За храбрость».

В статуте колчаковского ордена говорилось, что он «есть награда почетная, жалуемая как гражданам Сибири, так и прочим гражданам государства Российского и подданным иностранных государств, оказавшим несомненные услуги по освобождению Сибири от большевиков как на поле брани, так и в государственном и общественном строительстве». Орден был учрежден в четырех степенях, причем число кавалеров первой степени не должно было превышать 30, второй — 100, третьей — 300, а награждения нижней степенью не ограничивались. Знаки ордена представляли собой золотые или серебряные кресты, с лучами, сужающимися к концам. Орден был задуман с размахом. Знаки его и звезды были украшены малахитом и хризолитами, за военные подвиги к ним придавались золотые сабли. В центре орденского знака была помещена дата «1918 год», что заставляет предположить, что орден придуман во времена Сибирской директории, но с падением ее и переходом власти к Колчаку последним сохранен.

Награждения этим орденом неизвестны, хотя знаки были изготовлены и сохранились их фотографии, а также одна звезда*. Возможно, какое-то число знаков или звезд перекочевало за рубеж — Колчак из престижных соображений должен был, наверное, награждать представителей Антанты.

*(Звезда, найденная после многолетних поисков коллекционером П. Квасковым, хранится теперь в Русском музее.)

Подобная участь ждала и попытку, предпринятую в Крыму генералом Врангелем. Причины создания ордена, должного стать общей наградой «белого движения», генерал Врангель объяснял следующим образом: «В армиях генерала Деникина боевые подвиги награждались исключительно чинами. При беспрерывных боях многие получали в течение двух лет несколько чинов, и в штаб-офицеры и даже генералы попадали совсем юноши. Являясь по своему чину кандидатами на высшие должности командиров частей и соединений, они не обладали ни достаточной зрелостью, ни должным опытом. Необходимо было кроме чинов ввести в армии другой вид боевых отличий».

Поэтому 30 апреля 1920 года Врангель издал приказ об установлении ордена Святителя Николая Чудотворца, приравненного к Георгиевскому ордену. Присуждать его должна была «Кавалерская дума», на первых порах, за неимением собственных, составленная из Георгиевских кавалеров. Орден был учрежден в двух степенях, имевших шейный и петличный знаки. Ни одного награждения первой степенью произведено не было. Сам знак, повторявший формой Георгиевский крест, изготовлялся из железа, и на его центральном медальоне было помещено изображение Николая Чудотворца и девиз «Верой спасется Россия». На обороте — дата учреждения. Орден носился на ленте цветов российского государственного флага и был выдан 337 раз. Чтобы с помощью ордена укрепить боевые традиции в белой армии, были введены «николаевские знамена», «николаевские трубы», «николаевские флаги» и вымпела на флоте. Но утвердиться этот орден также не успел — Крым был занят Красной Армией, и «Кавалерская дума» бежала в Турцию.

Наградные знаки «белого движения» в России — «Галлиполи» и «Лемнос», изготовлялись в лагерях для интернированных в 1920—1922 гг.
Наградные знаки «белого движения» в России — «Галлиполи» и «Лемнос», изготовлялись в лагерях для интернированных в 1920—1922 гг.

Последними наградами гражданской войны были знаки, созданные уже после бегства белых из Крыма. Они завершают историю белой армии.

После падения Перекопа и занятия Крыма Красной Армией 126 русских и иностранных кораблей вывезли в Константинополь 135 тысяч человек, в числе которых было 70 тысяч солдат и офицеров. За счет конфискации русского торгового флота общим тоннажем 50 тысяч тонн и ареста русских активов в своих банках на сумму более 100 миллионов франков Франция, выступая перед миром в роли защитника русских беженцев, согласилась снабжать и кормить остатки белой армии, разместив их на территории Турции, в местечке Галлиполи, а также на острове Лемнос. Русскому флоту французы предоставили стоянку в Бизерте.

Десятки тысяч деморализованных, отчаявшихся солдат и офицеров были согнаны на пустынные и безводные земли, где в рваных армейских палатках, землянках, а то и под открытым небом больше года (пока в 1921 году часть белогвардейцев не согласились принять Югославия и Болгария) ютились бывшие корниловцы, марковцы, дроздовцы, казаки и матросы. Для многих эти лагеря стали лагерями смерти. Лишь осенью 1923 года последние белогвардейцы покинули Галлиполи.

В память о лишениях беглецов еще в лагерях был учрежден Галлиполийский крест — черный, из свинца или железа знак. Его делали там же из немецких снарядов, склад которых обнаружился неподалеку. По примеру Галлиполийского креста такие же, отличавшиеся датой и названием, были изготовлены и в остальных лагерях. Существуют кресты «Бизерта», «Лемнос», «Кабакжа-Галлиполи» и другие... Те же эмигранты, которым удалось избежать лагерных мытарств, получали крест с датами «1920—1921», но без надписи.

В Советской России уже наступил мир, строились заводы и дороги, а для белых солдат и офицеров гражданская война продолжалась. Они все еще делились по полкам, выходили на поверку, не снимали погон. Никому не нужные, забытые, презираемые бывшими союзниками, завидующие дельцам и богачам, которые давно уже переехали в Париж или Берлин, белые воины вырезали из свинца черные кресты, столь схожие с кладбищенскими. Лишь взамен имени усопшего на них писалось место последней стоянки белой гвардии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© VseMedali.ru, 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://vsemedali.ru/ 'Фалеристика — медали, ордена, знаки славы'
Рейтинг@Mail.ru