НОВОСТИ   КНИГИ   НАГРАДНЫЕ СИСТЕМЫ   МЕДАЛЬЕРНОЕ ИСКУССТВО   ССЫЛКИ   О ПРОЕКТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рыцари Круглых столов

Рыцари Круглых столов
Рыцари Круглых столов

1 января 1344 года король Англии Эдуард III, готовившийся к решительным битвам с Францией, объявил о созыве рыцарского турнира. На него он пригласил самых знатных рыцарей Европы. Король приказал сделать пристройку к замку Виндзор, а посреди нее плотники сколотили круглое сооружение поперечником в двести футов. Эдуард решил воссоздать Круглый стол, за которым будут собираться рыцари во главе с их патроном - истинным рыцарем и героем - королем Англии.

То, что в середине XIV века английский король именно в такой форме представлял себе союз рыцарей, знаменательно. Эдуард был поклонником рыцарства, сам участвовал в турнирах и любил романы о подвигах рыцарей благородного прошлого.

Рыцари Круглого стола - дружина короля Артура, небольшой "коллектив" богатырей, победителей драконов, добытчиков волшебной чаши Грааля, неприятелей коварного волшебника Мерлина, - не только выдумка сказителей. Все это - приукрашенное фантазией отражение действительности зари средневековья, когда первые князья Европы старались разрушить тесные узы законов военной демократии и окружали себя небольшой профессиональной, порой наемной, дружиной, воинами, преданными лично князю.

Слава той или иной дружины и ее вождя во многом зависела от воспевшего ее барда. Здесь мы уже вторгаемся в иную область и вынуждены склониться перед фактом влияния литературы на понимание истории, хотя вряд ли король Артур смирился бы с тем, что его место в вечности зависит от таланта какого-то барда. Наверно, и князю Игорю трудно было бы вообразить, что он останется в истории лишь потому, что поэт воспел его поход на половцев.

Из дружин-орденов нам лучше всего известны две, в чем-то схожие не только отражением в литературе, но и принципом своей организации. Первая - это дружина короля Артура - рыцари Круглого стола. Вторая - богатыри киевского князя Владимира. И в той и в другой князь (король) первый среди равных, не повелитель, а старший товарищ, который советуется с дружиной и даже признает богатырское превосходство своих витязей. В обеих дружинах витязи вместе трапезничают ("У Владимира у князя пир навеселе, за столом сидит до тридцати боярченков, сильных и могучих богатырей"), именно на совместных пирах и принимаются решения, витязи отправляются на подвиги, а вернувшись, докладывают о свершениях. Правда, у князя Владимира Красное Солнышко столу придана конструктивная деталь, не пришедшая в голову Артуру. Вот как о ней говорит сам князь: "У меня ведь промеж каждого богатыря сваи кладены железные, чтобы они в пиру да напивалися, навивалися, да не столкалися".

Эти дружины обычно действуют на переходе от язычества к христианству, и первые "дружинные" ордены по принципу своему внерелигиозны. И даже если в последующие века в переложения сказаний, саг или былин привносился христианский элемент, он был в общем чужд сказаниям о первых рыцарях. Преданность князю, а никак не богу объединяла эти вполне светские сообщества.

Сами король Артур и князь Владимир подвигов не совершают. Мы знаем о мужестве и силе сэра Ланселота, Добрыни Никитича, Алеши Поповича или Потока Ивановича, но главы дружин старались как можно реже вставать из-за стола.

* * *

Эдуард III не успел завершить сооружение круглого стола. Ему пришлось бросить приготовления к великому турниру и отправиться во Францию, где он мог в деле проверить потенциальных участников великого турнира. Успех сопутствовал королю. Был взят важный город Кале, а вскоре английская и французская армии встретились в битве при Креси, где французы потерпели поражение.

Возвратившись после побед в Англию, Эдуард имел все основания восславить победоносное рыцарство. Дело было за малым, за символом союза.

И тут, как рассказывают хронисты, на сцену выходит прекрасная дама. На эту роль в разных хрониках претендовали королева Филиппа и красавица графиня Кентская, но вернее всего это была графиня Солсбери, вдова друга юности короля, погибшего по несчастливой случайности на рыцарском турнире.

Начинается эта история за несколько лет до описываемых событий, когда муж графини был еще жив и томился в плену во Франции, а она сама с несколькими рыцарями и слугами жила в замке Уорк на севере Англии. Замок осадил король Шотландии Давид. Защитники во главе с графиней отбили все попытки штурма, и шотландской армии пришлось перейти к планомерной осаде. Рано или поздно замок должен был пасть, но тут вдали показались знамена английской армии, которую вел на выручку сам молодой Эдуард. Графиня тут же сбросила тяжелые доспехи и облачилась в парадное платье, снабженное, как было положено в те куртуазные времена, множеством изящно вышитых подвязок.

После ужина графиня повела освободителя в его спальню. Как утверждает хронист, по пути король позволил себе перейти грань, дозволенную в обращении с хозяйкой дома, а графиня, вежливо дав ему отпор, сказала: "Я, Ваше Величество, всегда готова вам служить, однако в тех пределах, которые допускает моя и ваша честь".

Король попросил прощения и удалился к себе, раздумывая над смыслом слов графини. Рыцарская преданность сюзерену и кодекс чести были для Эдуарда немаловажны - ведь при создании рыцарского ордена существовала элементарная подоплека: Эдуард боялся баронов. Эдуард не мог подчинить высшую знать королевства, а без этого не могло быть и речи о далеко идущих военных и политических планах. Союз рыцарей должен был противостоять вельможам и быть преданным королю.

Тем временем в замке Виндзор завершили сооружение пристройки для собраний рыцарей. Был объявлен бал. А названия для союза все не находилось.

На балу графиня Солсбери потеряла подвязку. Синюю, вышитую, усыпанную драгоценными камнями. Подвязка упала на каменный пол, и король остановился, глядя на синюю ленточку. Он вспомнил слова графини, сказанные когда-то ночью в замке Уорк. Придворные же, большей частью ненавистные бароны и графы, иначе истолковали взгляд короля - его увлечение отважной красавицей не было секретом. Раздались приглушенные смешки. Танцующие остановились. Король услышал смех и понял его причину. Тогда он наклонился, поднял с пола подвязку, прикрепил себе на рукав, оглядел хихикающих вельмож и с неожиданно прорвавшейся ненавистью громко произнес по-французски* фразу: "Позор тому, кто плохо об этом подумает".

*(В те годы при английском дворе, где многие вельможи были французами по происхождению, французский язык был обычен.)

Смех оборвался.

Тогда король пояснил:

- Я объявляю об установлении королевского Ордена Подвязки. И мои слова пусть будут девизом этого ордена.

Вскоре в соборе св. Георгия, покровителя воинов, король собрал рыцарей. В архивах сохранился счет за оплату двадцати четырех рыцарских мантий, украшенных голубыми подвязками. Мантии были доставлены заказчику-королю в сентябре 1351 года.

Все двадцать четыре самых знаменитых воина королевства отличились в битве при Креси. Но лишь девять из них, включая Эдуарда, принадлежали к знати - и это были люди, преданные королю. Пятнадцать же рыцарей не имели громких титулов, зато были известны храбростью. Так был создан первый в средневековье светский орден.

Современный знак ордена Подвязки с изображением св. Георгия
Современный знак ордена Подвязки с изображением св. Георгия

История с графиней Солсбери некоторым историкам кажется сомнительной. Но иного объяснения странному девизу и форме знаков ордена никто найти не смог. Ведь если, как говорят скептики, подвязка принадлежала самому королю и он поднял ее в битве при Креси, чтобы дать сигнал к началу боя, то совершенно неясно, кто и почему осмелился бы плохо об этом подумать. История с графиней Солсбери не только объясняет символику ордена, но и правдоподобна именно потому, что его создание было частью борьбы короля с феодалами, вызовом знати государства.

Орден существует и по сей день. В орденский день его члены (а число их не превышает двадцати четырех) надевают средневековые костюмы и повязывают под колено (дамам - на рукаве) голубую расшитую подвязку. И всегда вельможи Англии почитали за честь войти в этот орден.

Звезда ордена Подвязки
Звезда ордена Подвязки

Уже в первом светском ордене Европы проявились некоторые черты, которые станут обязательными для всех орденов такого типа. Первая и главная черта: орден - организация, союз рыцарей, возглавляемый сюзереном, который своей властью принимает в орден нового члена, что принципиально отличает его от ордена духовного и несет элемент награждения. Вторая черта: число членов ордена - а это относится ко всем ранним орденам - ограничено. Третья черта: рыцарь может принадлежать лишь к одному ордену. Немыслимо вступление в иной орден. Исключение делается для иностранцев: это обычно дружественные государи или их приближенные. Известно, что французский король Людовик XI обвинил герцога Карла Смелого в государственной измене, когда тот согласился быть почетным членом Ордена Подвязки.

Каждый орден имел свои владения, капитал, свой дворец или замок, знак принадлежности к ордену, орденскую одежду, орденский день, а также служащих, которые рыцарями ордена не являлись. Наконец - это тоже отличает рыцарские ордена от духовных - обычно все члены ордена равны. Исключение составляет лишь глава ордена.

И еще одна деталь: в отличие от крестоносцев члены новых рыцарских орденов чаще не нашивали знак принадлежности к ордену на мантию, а носили его на шейной цепи. И вот почему: примерно в то же время появляется обычай жаловать подданным портрет короля в виде золотого медальона, который носился на шейной цепи.

Знаки светских орденов не обязательно были крестообразными. Наоборот, ордены XIV-XV веков как бы подчеркивают свое отличие от орденов духовных. Знаком ордена могла быть подвязка (впоследствии появился у этого ордена и второй, "повседневный", знак - фигурка св. Георгия на коне), плетенка из волос, изображение оленя, охотничьего рога, лебедя и т. д.

* * *

В XIV веке во многих странах Европы начали возникать светские ордены. Как только весть о "начинании" Эдуарда достигла Франции, король ее Иоанн Добрый объявил об учреждении Ордена Звезды. Входившие в него рыцари обязывались поддерживать и прославлять подвигами правящий дом Валуа и бороться с англичанами. Сохранилась миниатюра того времени, изображающая рыцарей в орденском одеянии - красных плащах с большой восьмиконечной звездой, нашитой на груди. На другой миниатюре, что характерно для рыцарских орденов, члены его трапезничают за общим столом.

Если Ордену Подвязки суждена была долгая и славная жизнь, то Ордену Звезды повезло куда меньше. Причиной тому - тесная связь ордена с его сюзереном. А сюзерен французского ордена оказался неудачником. В битве при Пуатье, исход которой решили английские лучники, король и большинство его баронов оказались в английском плену, где Иоанн Добрый и умер в 1364 году. Орден, оставшийся без главы, распался и был забыт.

Вскоре примеру Эдуарда III последовал савойский герцог Амадей. Орден был создан герцогом в 1362 году, и в нем было пятнадцать рыцарей. Впоследствии число их было увеличено до двадцати двух. Что касается названия ордена, цели его создания и смысла его символики, здесь далеко не все понятно.

Дело в том, что этот орден после многих приключений стал высшим орденом Италии и именуется Орденом Благовещения (Аннунциата). Знак его представляет собой странной формы плетенку из тонкого золотого шнура: в ее центре коленопреклоненная дева Мария принимает из уст архангела Гавриила весть о предстоящем рождении сына. Цепь, на которой висит знак, состоит из таких же плетенок.

'Плетенка' из женских волос - знак итальянского ордена Благовещения
'Плетенка' из женских волос - знак итальянского ордена Благовещения

Если обратиться к историческим источникам, то обнаруживается, что название Благовещения было дано ордену сардинским герцогом Карлом Добрым в 1518 году, когда он возродил орден, забытый со смертью его основателя. Тогда же в центре орденского знака появилось изображение девы Марии. Есть сведения, что первоначально он назывался Орденом Ленты, или Шнура, и его знак точно повторял рисунок плетенки, какие делают из своих волос девушки тех мест и дарят на память возлюбленным. Есть версия, что плетенку эту подарила Амадею его возлюбленная, и, создавая рыцарский орден подобно английскому королю, савойский герцог взял символом нового союза знак любви к своей драгоценной особе. Не исключено, что ему была известна история графини Солсбери и вызов, брошенный Эдуардом своим баронам, подал благой пример савойскому властителю. В таком случае нет противоречия между знаком ордена и принятой расшифровкой его девиза: "Его отвага спасает Родос". Речь, без сомнения, идет об Амадее Великом, также савойском герцоге, который был гроссмейстером Ордена иоаннитов и прославился обороной острова против турок в 1310 году.

Фридрих II, электор Бранденбургский, основал в 1440 году Орден Лебедя. Знак его изображал лебедя с распростертыми крыльями, окруженного лентой. Над лебедем в сверкающих лучах видна фигура богоматери. Рыцари этого придворного ордена были призваны бороться с надвигающейся реформацией. С ее победой в Северной Германии орден угас. Уже с другими, благородно-романтическими задачами он был возрожден королем Фридрихом-Вильгельмом в Пруссии в 400-ю годовщину его основания. Но в разразившейся вскоре революции 1848 года орден распался.

Иначе сложилась судьба Ордена Охотничьего рога, или Ордена Верности, известного под официальным названием Ордена св. Губерта, основанного в 1444 году в немецком герцогстве Юлих-Берг тамошним герцогом Герхардом в честь военной победы, одержанной им под Равенсбургом в день св. Губерта.

Война, в которой произошло это сражение, была династической, даже по немецким масштабам мелкой, сражались наемные отряды двух небольших владетелей, но для герцога Герхарда победа означала торжество его династии, венчала его боевую карьеру, и уж наверное он гордился ею не меньше, чем Наполеон победой под Аустерлицем. Но через полтора века род этих герцогов угас, и при очередном дележе династической добычи Орден Охотничьего рога как часть наследства достался герцогству Пфальц, а еще лет через двести оказался в числе баварских орденов, где под названием Ордена св. Губерта существовал еще сто лет.

Этот орден первоначально включал двенадцать рыцарей, впоследствии в него принимались все герцоги и знатнейшие из графов Баварии. Цепь, на которой носили знак, состояла из миниатюрных охотничьих рогов, что несколько противоречило изображению на кресте ордена - св. Губерт проповедует оленям смирение.

Среди иных орденов, учрежденных в XV и XVI столетиях, наиболее известен датский Орден Слона, который впервые возник во время крестовых походов и знак которого изображал белого слона с боевой башней, якобы в память о встрече с этим исполином во время крестового похода, а также французские - Орден св. Михаила, Орден св. Духа и др. В то же время возник первый светский рыцарский орден в России.

* * *

Принято считать, что понятие ордена в Россию привнес Петр Великий, а раньше ничего подобного Россия не знала. Если задуматься, то это не очень логично. Россия не была отгорожена от Европы каменной стеной. Законы социального развития в ней действовали те же, и оттого, что спесивых и знатных баронов в России именовали боярами, суть борьбы русских царей за власть не менялась.

Звезда французского ордена св. Духа, одного из светских европейских орденов эпохи абсолютизма
Звезда французского ордена св. Духа, одного из светских европейских орденов эпохи абсолютизма

Русские были знакомы с сущностью и структурой рыцарских духовных орденов. Не говоря уж о том, что начиная с XII века русским князьям приходилось не раз воевать с Тевтонским и Ливонским орденами, защищая свои земли от их экспансии, в XVI веке разгорелась длительная Ливонская война. Иван Грозный предпринимал упорные попытки пробиться к Балтийскому морю.

В одном из сражений русская армия, которой командовал князь Курбский, захватила в плен ландмаршала Ливонского ордена Филиппа Белля. Белль прожил некоторое время в русском лагере, русские генералы прониклись уважением к его уму, храбрости и образованности. Белль подробно рассказывал им об истории Ливонского и других рыцарских орденов, и одну из его речей Курбский даже приводит в своих записках.

Знали в России и о светских рыцарских орденах. В попытках найти выход к европейскому рынку Иван не раз отправлял посольства в Англию, и переписывался с королевой Елизаветой.

Послы Ивана подробно излагали в своих донесениях сведения об орденах и рыцарях, - видно, Ивана этот вопрос интересовал. Русский посол Непея был даже почетным гостем на церемонии посвящения в кавалеры Ордена Подвязки в 1557 году.

Отчаявшись сломить сопротивление бояр, охваченный недоверием ко всем на свете, 3 декабря 1564 года Иван Грозный собирает казну, берет семью и под предлогом отъезда на богомолье в Коломенское бежит в Александровскую слободу, откуда шлет митрополиту список измен и обид боярских. Опасаясь народных волнений, расколотые на враждующие группировки, бояре и духовенство приехали в Александровскую слободу, и, приняв их челобитье, Иван постановил, что отныне он как бы отделяется от государства, будет существовать "опричь" старых государственных учреждений. Будет у него свой особый двор, свои бояре, свои слуги и свои стрельцы.

Вот эти свои, "опричные", стрельцы и стали светским рыцарским орденом Ивана - опричниками.

Орден опричников (хотя никто его не называл в России орденом) имел свою резиденцию, капитул - Опричный двор в Москве, над воротами которого помещался герб ордена - два льва, между которыми - двуглавый орел. Львы, разинув пасти, защищали орла. Опричники имели орденское одеяние - черную шапку и черный кафтан или черную монашеского типа рясу. К колчану опричники прикрепляли метлу, под шеей коня вешали собачью голову - они должны были вынюхивать измену и выметать ее из государства. Иными словами функционально опричники были схожи с Орденом доминиканцев (вплоть до собачьей головы - символа этого ордена). Доминиканцы ведали инквизицией - вынюхивали и выметали ересь, опричники стали своего рода русскими инквизиторами. Сходство с духовным орденом было и в том, что опричники были столь же многочисленны, как духовные рыцари, и составляли военную силу. Но была главная, существенная черта, которая дает основание относить опричнину к светским орденам - опричники были подчинены только царю. Именно личная преданность ему была основным долгом любого члена ордена. Быстрое усиление ордена, возвышение его наиболее активных деятелей привело к тому, что опричники повторили судьбу тамплиеров - когда орден выполнил свою задачу, репрессии обрушились и на его рыцарей, многие из которых погибли.

* * *

Орденские организации - как духовные, так и светские - не были европейским изобретением. Схожие явления нетрудно обнаружить в средневековой Азии.

Характерна история Ордена фидаев Хасана ибн Саббаха.

Хасан ибн Саббах родился в середине XI века и умер в 1124 году. Юность его прошла в иранском городе Рее - одном из крупнейших городов мусульманского мира; там было множество мастерских, лавок, медресе, обширные бедные кварталы были прибежищем многих ересей. Среди ремесленников и торгового люда распространился исмаилизм.

Это течение в исламе возникло так: сторонники Али, двоюродного брата и зятя Мухаммеда (их именовали шиитами), утверждали уже в VII веке, что лишь Али получил сокровенное знание от пророка и лишь он и его потомки могут именоваться духовными вождями - имамами. Прошло несколько десятилетий и шестой шиитский имам Джафар лишил имамата своего старшего сына Исмаила. Часть шиитов не согласилась с этим решением - их жестоко преследовали, они скрывали свое учение, и в этой обстановке родилась идея о "скрытом" истинном имаме, который придет в нужный момент и возвестит человечеству заветное слово.

Исмаилизм не только пережил гонения, но и стал официальной религией в Египте, где в 909-1171 годах правила исмаилитская династия Фатимидов.

Молодого Хасана ибн Саббаха склонили к исмаилизму, и он сделал в новом учении такие успехи, что исмаилиты отправили его совершенствоваться в Египет. Там Хасан провел несколько лет, а затем, неудовлетворенный обстановкой в Египте, вернулся на родину. Занимаясь подпольной агитацией, он сформулировал собственное учение. Смысл его заключался в том, что познание бога разумом и размышлением, к чему призывали ортодоксальные мусульмане, невозможно. Познание достигается лишь поучением имама. А так как истинный имам скрыт и никому не известен, то путь к богу лежит лишь через беспрекословное подчинение ему, Хасану ибн Саббаху. За подчинение Хасан гарантировал рай. Всем остальным - адские муки.

Положение в сельджукской империи, куда входил и Иран, было сложным. Покоренные народы роптали, вспыхивали восстания, междоусобные династические войны разоряли державу. Простота учения Хасана ибн Саббаха и великий талант убеждать быстро нашли ему сторонников.

Для своей деятельности Хасан избрал местность на севере Ирана у Каспийского моря, где жили непокорные горные племена. Здесь он укрепился в крепости Аламут, которую природа и строители сделали неприступной. Аламут стоял на высоком отвесном утесе в центре плодородной долины. Высота стен утеса - двести метров.

Этим решением Хасан открыто бросил вызов властям. Современный ему летописец писал: "Завладев Аламутом, Хасан напряг все силы, чтобы захватить округа, близкие к нему. Он овладевал ими путем обмана. Что до мест, где не были обмануты его речами, он завладевал ими убийствами, оскорблениями, войной и кровопролитием. Везде, где он находил утес, годный для укрепления, он закладывал фундамент крепости".

Несколько раз местные эмиры, а потом и султаны собирали против еретика армии, но каждый раз Аламуту удавалось выстоять. Хасан, еще не старый человек, был окружен легендами, его стали называть "Старцем горы".

В те же годы в городе Сана существовала подпольная группа исмаилитов. Им удалось склонить в свою веру одного правительственного чиновника, но тот почему-то испугался и заявил, что отказывается от ереси. Исмайлиты приговорили отступника к смерти. Это было первое убийство, совершенное сторонниками Хасана.

Несмотря на то что исполнитель убийства был пойман и казнен знаменитым визирем Низам ал-Мульком, происшествие устрашило многих жителей города. За первым убийством последовало второе, третье. Постепенно политическое устранение противников, особенно тех, кто мог угрожать безопасности крепостей "Старца горы", стало системой. Хасан ибн Саббах превратил политический террор в основное средство убеждения оппонентов.

Перед Хасаном стояла проблема: как создать эффективную и надежную организацию, которая могла бы приводить в исполнение смертные приговоры. Убийцы должны быть умелыми, способными проникнуть через кордоны стражи, они должны быть сами готовы к смерти. Таких убийц (их называли "фидаи" - "верные") набирали из молодых горцев, фанатично и слепо преданных вождю.

Фидаев готовили к выполнению заданий в обширном замке Ламасар. Когда фидай оканчивал долгое и трудное обучение, выучивался маскироваться, владеть любым оружием, проникать тенью в любую крепость, его одурманивали гашишем и в таком состоянии вводили в роскошный сад Ламасара, где среди цветников и фонтанов танцевали прекрасные девушки, скатерти были уставлены яствами и напитками. Фидаю внушали, что он по воле "Старца горы" попал в рай, чтобы убедиться в том, что после праведной смерти его ждет блаженство.

Сохранился рассказ одного из современников о том, как к "Старцу горы" приехал гость и спросил его, правда ли, что фидаи столь послушны вождю, как рассказывают. В тот момент старец и его гость стояли на небольшом балконе, который нависал над обрывом Аламута. Тогда Хасан показал на башню, где стояли два часовых. Он махнул рукой, и по этому знаку один из часовых тут же прыгнул вниз с двухсотметровой высоты. Аргумент был неотразим. Впрочем, похоже, что это легенда. Дело в том, что последние тридцать лет жизни Хасан ибн Саббах таился в своей келье в Аламуте, не встречаясь ни с кем, кроме ближайших сподвижников. С годами его, суперубийцу, все более охватывал страх перед покушениями.

От рук фидаев погибли сотни султанов, эмиров, религиозных деятелей. Первой из известных жертв стал враг исмаилитов просвещенный визирь Низам ал-Мульк. В пятницу 18 октября 1092 года к паланкину визиря, которого несли из дворца в гарем, подошел человек в одежде странствующего суфия. Он резко откинул полог и вонзил нож в сердце визиря. Убийца бросился бежать, но был пойман и растерзан стражей.

Султан Мелик-шах, напуганный убийством, окружил себя дополнительной стражей. Он отправил к Аламуту новое войско, приказав эмирам не возвращаться без головы "Старца горы". Но через двадцать дней султан умер при загадочных обстоятельствах. Современники полагали, что его отравили. Неизвестно, было ли это тоже подвигом фидая, но смерть султана спасла исмаилитов.

Европейские крестоносцы, образовавшие на Ближнем Востоке свои государства, вскоре столкнулись с исмаилитами, крепости которых были и в Сирии. Несколько знатных баронов погибли от рук фидаев. В то же время, есть основания полагать, что тамплиеры вступили в союз с сирийскими исмаилитами и те давали им фидаев "напрокат" для сведения счетов с христианскими врагами. Крестоносцам было известно, что фидаи накуриваются гашишем, перед тем как уйти "на задание". От слова "гишиш", искаженного французами, и пошло название "ассасин", которое вначале означало фидая, а затем осталось во французском и английском языках со значением "убийца".

* * *

Аналогии средневековым европейским орденам нетрудно проследить и далее к Востоку. Особо многообразны и живучи они были в Японии, где отношения сюзерена и вассала были тщательно разработаны, законы феодальной чести нерушимы, а правила поведения определены до тончайших деталей. При этом надо заметить, что самурайская дружина японского феодала зачастую была составлена из безземельных рыцарей-ронинов, единственным источником существования которых была именно служба. Как фидаи Хасана ибн Саббаха и безродные опричники Ивана Грозного, члены японских дружин были сильны именно бесконечной преданностью сюзерену. Его смерть или бесчестие становились нередко смертью и бесчестием для всех самураев.

Классическим примером может служить история сорока семи ронинов, послужившая не только сюжетом для многих произведений японской литературы и искусства, но и ставшая излюбленной темой японской военной пропаганды в нашем веке.

К началу XVIII века Япония окончательно закрыла границы и изолировалась от внешнего мира. Правившая страной аристократия старалась остановить развитие Японии, законсервировать древние обычаи. Страной реально правили сегуны, а формально - лишенные настоящей власти императоры. В марте 1701 года сегун Токугава призвал ко двору феодала средней руки Асано Наганори, владельца замка Ако, для выполнения церемониальных функций, о которых Асано не имел представления, однако должен был выполнить их достойно, чтобы не "потерять лицо". Успех его миссии зависел от продажного и хитрого придворного по имени Кира Ёсихисо. Он дал понять Асано, что поможет ему, если тот раскошелится. Однако Асано был горд и дать взятку отказался. Мстительный Кира сделал так, что Асано запутался в своих обязанностях, а когда он бросился к придворному, умоляя помочь, Кира лишь расхохотался и заметил, что надо было думать раньше. Взбешенный феодал взмахнул мечом и умело распорол кимоно Киры так, что тот оказался голым.

Кира в гневе начал вопить, что Асано грязный дикарь. Такого оскорбления Асано вынести не смог, и следующим ударом меча он распорол придворному рот.

Сегун не терпел безобразий в своем дворце, и суд был короток и суров. Асано приговорили к сеппуку - самурайскому самоубийству. Асано спокойно выслушал приговор, произнес, как и положено, последнее свое стихотворение, пожалел вслух о том, что прожить на свете ему пришлось лишь тридцать шесть лет и он мало чего успел. Затем недрогнувшей рукой он всадил себе в живот кинжал, а его помощник отрубил ему голову*.

*(При сеппуку полагалось присутствие помощника, который должен отрубить самоубийце голову, ибо в ином случае смерть была бы долгой и мучительной.)

Суд постановил конфисковать замок осужденного.

В замке ждали вестей самураи Асано. Когда им сообщили, что они должны уйти, те, кто имел свою землю или служил за плату, покинули замок добровольно. Осталось пятьдесят ронинов-бедняков, которым некуда было податься и жизнь которых зависела от Асано. Они поклялись отомстить виновнику смерти господина. Но погибнуть впустую они не желали, месть должна была быть успешной. Во главе мстителей встал ронин Хара. Он доверился сорока шести товарищам. Остальных решили не посвящать в замысел - не доверяли их выдержке и умению затаиться. Прошло несколько месяцев, и до ушей Киры Ёсихисо, трепетавшего за свою жизнь, дошла весть, что некий самурай по имени Мараками Кикен поссорился с Хара. Застав Хару в питейном заведении, он начал упрекать его за то, что тот в пьянстве и загулах забыл о долге мести. Но Хара миролюбиво возразил, что жизнь коротка и надо ею наслаждаться. Разгневанный Кикен осыпал Хару оскорблениями и ушел.

Это известие несколько успокоило Киру Ёсихисо, который и не подозревал, что вспыльчивый Кикен не входил в число заговорщиков и потому не должен был знать, что те лишь ждут нужного момента.

Прошло еще много месяцев, прежде чем самураи были готовы ударить. Страх постепенно оставил Киру, стража вокруг его усадьбы была уменьшена, и у мстителей появилась надежда на успех.

Перед тем как отправиться в последний поход, Хара, прощаясь с матерью, признался ей в своем замысле. Тогда мать его покончила с собой, чтобы беспокойство за ее судьбу не помешало сыну выполнить рыцарский долг. Ронины подобрались к усадьбе Киры по реке, там охрана была слабее. В коротком ночном бою они перебили самураев Киры, а затем вытащили его во двор и велели сражаться за свою жизнь. Придворный просил о пощаде, он не хотел сражаться. Тогда Хара отрубил ему голову.

После этого ронины завернули голову Киры в белую ткань и утром отнесли ее в храм, где был похоронен их господин. Никто не посмел их остановить. И лишь помолившись у гробницы Асано, ронины прошли ко дворцу сегуна и сдались правосудию.

По всем законам их, худородных ронинов следовало казнить как преступников за убийство знатного вельможи. Но у ронинов нашлось много защитников среди ревнителей самурайского духа, да и сам сегун, понимавший, что это событие должно укрепить славу самурайской чести, склонился к великой милости - самураям разрешили совершить сеппуку. И они, при стечении многотысячной толпы, покончили с собой. Это случилось 4 февраля 1704 года.

Сорок восемь могил ронинов и по сей день можно увидеть в храме Сенгаки.

Любопытная деталь: на площади покончили с собой сорок шесть ронинов.

Участвовали в нападении - сорок семь.

Могил - сорок восемь.

Как это могло произойти?

Оказывается, через несколько дней после казни ронинов на этой же площади покончил с собой самурай Кикен, который в свое время оскорбил недоверием Хару. Он не смог пережить того, что не участвовал в нападении.

А еще через пятьдесят лет там похоронили того из сорока семи, что не был казнен вместе со всеми. Дело в том, что, как только Кира был убит, этого ронина послали к семье Асано, чтобы сообщить изгнанным родственникам феодала, что он отомщен. Путь оказался долгим и нелегким, и когда ронин вернулся в столицу и сдался властям, то приговор остальным был уже утвержден и приведен в исполнение. Судьи отказались собираться вновь, а сегун назначил опоздавшего ронина смотрителем за могилами его друзей.

* * *

К XVI веку в Европе пора рыцарства сходит на нет. Государям удалось в основном сломить феодальную верхушку. На исторической сцене появляется "третье сословие" - торговцы, промышленники, банкиры. Наступила эпоха великих географических открытий. Все это не могло не сказаться на судьбе орденов, смысл которых как преемников "верных дружин" постепенно теряется. Государь предпочитает опираться на профессиональную армию.

Изменения в характере орденов прослеживаются на истории одного из самых знаменитых орденов мира - Ордена Золотого руна.

Орден Золотого руна был учрежден во Фландрии бургундским герцогом Филиппом Добрым 10 января 1429 года, в день его свадьбы с Изабеллой Португальской. Число членов ордена ограничивалось двадцатью четырьмя самыми знатными рыцарями. Формально целью его была охрана церкви и веры, он был посвящен деве Марии и св. Андрею. Символика ордена, его девиз заставляют усомниться в том, что Филипп Добрый руководствовался столь благочестивыми намерениями. Он создавал свой, личный орден. Знак ордена состоял из изображения золотого руна - шкуры барана, похищенной Ясоном из Колхиды. Знак висел на цепи, состоящей из 28 звеньев - кремней, из которых вырывались языки красного пламени, перемежающихся с огнивами, с изображением битвы Ясона с драконом, охранявшим руно. Огниво - геральдический символ Бургундии и Нидерландов. Над сценой борьбы Ясона с драконом помещена на изогнутой ленте латинская надпись: "Награда не уступает подвигу". Второй девиз ордена гласит: "Сначала удар, затем вспыхнет пламя". Есть у ордена и третий девиз, который вышивался на орденской красной мантии: "Я обладаю и иного не желаю".

Знак Ордена Золотого руна
Знак Ордена Золотого руна

Эти девизы и сложная символика знака имеют множество толкований. Помимо политических ассоциаций и символов, подтекст которых отлично читался современниками, в них заключались высокие требования, предъявляемые герцогом к своим рыцарям. Ведь в пример им ставился отважный Ясон.

В конце XV века со смертью последнего из бургундских герцогов, Карла Смелого, главой ордена стал муж его дочери эрцгерцог Максимилиан Габсбург, впоследствии император Священной Римской империи. Держава Максимилиана увеличивалась, постепенно включив в себя Австрию, часть Германии, Венгрию. Наконец Габсбурги завладели и Испанией. Число желающих вступить в орден, главой которого был император, росло, ив 1516 году статут ордена был вновь пересмотрен, увеличив число кавалеров до 52. Вскоре разрешено было носить в обычные дни знак не на золотой цепи из кремней и огнив, а на красной ленте. Знак же усложнился - одно из звеньев цепи стало верхней его частью.

В 1700 году умер испанский король Карл II и пресеклась династия Габсбургов в Испании. К власти там пришли Бурбоны. Однако австрийские Габсбурги не отказались от прав на Испанию, и началась война за испанское наследство, вскоре охватившая всю Западную Европу. В ходе этой войны австрийский Габсбург Карл VI захватил Мадрид. Отступая оттуда, он увез с собой архивы Ордена Золотого руна. Орден был символом обладания Нидерландами.

Война закончилась. Испания осталась за Бурбонами, но Габсбурги в Вене продолжали считать орден своим. Долгие годы тянулась тяжба между двумя государствами, пока в конце концов в 1748 году орден не разделился. С тех пор существуют два ордена Золотого руна - австрийский (главой его и по сей день считается наследник дома Габсбургов) и испанский.

Уже с XVII века Орден Золотого руна перестал рассматриваться как союз рыцарей, окружающих государя. Рыцарство исчезло. Осталась знать. Орден теряет первоначальный смысл: союз рыцарей. Знаки принадлежности к нему превращаются в знаки монаршей милости.

Знак шведского придворного ордена Амаранты
Знак шведского придворного ордена Амаранты

Пример - шведский орден Амаранты, учрежденный в XVII в. как знак принадлежности к узкому придворному кругу королевы и доживший до наших дней как полуофициальная "семейная награда".

* * *

Когда рыцарские времена миновали, возникла нужда обозначать принадлежность к ордену, не прибегая к специальному одеянию. И здесь на помощь рыцарям пришел обычай, введенный основателями светских орденов - ведь помимо одеяния рыцари носили знак принадлежности к ордену на цепи. Знак был отделен от одежды. Носить знак ордена на золотой цепи было неудобно, да и не каждому по карману. Следовательно, отыскивается более экономный способ.

Пример был показан Орденом Золотого руна, глава которого решил заменить цепь на матерчатую ленту красного цвета - цвета огня. Постепенно и другие старые ордены, как духовно-рыцарские, так и светские, последовали этому примеру. Цвет их ленты чаще всего восходил к цвету орденской мантии или плаща. Лента - это как бы остаток орденского одеяния. К примеру, плащ мальтийских рыцарей (иоаннитов) был черным. Черной стала орденская лента.

Знак же старых орденов, нашивавшийся на плащ, уменьшился и стал изготовляться из металла, что куда практичнее. Его крепили к ленте. Иоанниты нашивали на черные плащи белые восьмиконечные кресты, раздвоенные лучи которых схожи с ласточкиными хвостами. Таким образом, знак Мальтийского ордена представляет собой восьмиконечный металлический крест, покрытый белой эмалью.

После падения Мальты, захваченной войсками Наполеона и перешедшей впоследствии к Англии, орден лишился "столицы". Но приораты его сохранились в разных странах. Сохраняя эти приораты, различные государства Европы включили Мальтийский орден в число своих орденов, и он разделился на ряд ветвей, которые различаются геральдическими знаками, помещенными между лучей креста. Например, в австрийской ветви там угнездились двуглавые орлы, в английской - львы и единороги.

В духовно-рыцарских орденах существовала система чинов и должностей. Там были должности гроссмейстера, или магистра, командоров, рядовых кавалеров и донаторов - жертвователей. Рано или поздно это различие должно было найти отражение в знаках. Так и случилось. Не вдаваясь в исторические подробности и перипетии этого процесса, скажем лишь, что в конце концов знак гроссмейстера стали носить на широкой ленте через плечо, на сведенных вместе концах ленты, на бедре. Здесь сказалась другая тенденция - еще в войнах XVI-XVII веков, когда армии не имели униформы, зачастую противники отличались цветом шарфа или перевязи, на которой висел меч. То есть лента главы ордена генетически происходит от этой перевязи, а знак ордена заменяет собой меч, но меч в символическом значении. Теперь следовало отделить командоров и других высших чинов ордена от рядовых рыцарей. Знак на шее остался признаком командора, тогда как рядовые рыцари стали носить свой знак, меньшего размера, на груди на узкой орденской ленте.

Подобного рода эволюцию можно проследить и в светских рыцарских орденах. За исключением немногих наиболее древних и не подвергшихся модернизации орденов (таких, как Орден Подвязки), остальные светские ордены обычно следовали примеру орденов духовных, обозначая лентами и знаками место их носителя в орденской организации.

* * *

Для XVII-XVIII веков характерно еще одно явление, сказавшееся на орденской символике и структуре знаков. Духовно-рыцарские ордены, за исключением Мальтийского, вынуждены были пережить коренную реформу. Перестав на определенном историческом этапе выполнять свою функцию - борьбу с "неверными", они или погибают, подобно тамплиерам, или переходят в прямое подчинение государя страны, в которой расположен их капитул, или, если их капитул оказался в Риме, в подчинение римскому папе. В XVI веке под власть португальского короля перешел Орден Христа - наследник тамплиеров, тогда же испанский король подчинил себе ордена Калатравы и Алькантры. Дольше других продержался Тевтонский орден, но и он в начале XIX века стал австро-венгерским императорским орденом. Право назначать членов ордена, распоряжаться его имуществом, определять обязанности (если таковые были) его членов - все это стало прерогативой короля. И неизбежной стала постепенная секуляризация орденов. Ордены теряли духовное значение, а их знаки вставали в один ряд с прочими орденами государства, все более превращаясь в государственные награды.

Зачем же королям и императорам было заниматься делами духовно-рыцарских орденов, если у них, как правило, уже был свой, светский орден? Во-первых, духовные ордены обычно обладали имуществом - монастырями, замками, храмами, и конфискация этого имущества в католической стране была зачастую политически неразумна. Раз орден не угрожает власти, лучше вписать его в общую систему государственных институтов. Во-вторых, уже в XVII веке понятие единственного, узкого, приближенного к государю рыцарского ордена не удовлетворяет нуждам государства. Велико человеческое тщеславие, и престиж принадлежности к избранному кругу - психологическая и социологическая проблема, которая и по сей день актуальна. С расширением социальной базы государства, с расширением общественных слоев, на которые оно опирается, требовались новые способы выделения достойных.

Для правителя страны открывалось три пути. Путь первый - поддаться напору желающих и безмерно расширить членство в древнем ордене. Путь второй - создать иной орден, рангом пониже, как бы дублер первого ордена. Путь третий - разделить первый или второй орден по примеру духовного и сделать его многослойным, то есть ограничить число командоров и расширять число кавалеров или рядовых рыцарей.

В таком случае сохранение древнего духовного ордена и секуляризация его были удобным ходом. Тем более что духовный орден предусматривает деление по чинам, которое можно сохранить. Однако два первых пути также не были забыты. За исключением нескольких наиболее стойких и древних орденов, остальные пошли по пути расширения числа членов, а к XVII веку сообразительные короли поняли, что единственность и исключительность королевского ордена - старомодное заблуждение. Во Франции к началу XVIII века одновременно существуют Орден св. Духа, учрежденный Генрихом III в 1579 году, Орден св. Губерта, взятый в число королевских орденов в 1786 году, Орден св. Михаила, существовавший с 1469 года, Орден Кармельской богоматери и св. Лазаря, учрежденный в 1607 году Генрихом IV как орден королевских телохранителей, воинский орден св. Людовика, возникший в 1693 году, и его ветвь для протестантов, называемая Орденом Военных заслуг, учрежденная в 1759 году. Четыре ордена было в Великобритании, несколько в Испании и Португалии...

Использование древней символики орденского знака для создания новых отлично можно проиллюстрировать на примере того же Мальтийского ордена. Уже в нашем столетии, в 1916 году, гроссмейстер Великого приората ордена в Австрии Гун фон Хобенштейн учредил орден под названием: "Крест заслуг Мальтийского ордена", что с точки зрения орденских законов - полная чепуха. Однако в наши дни никто уже не относится всерьез к таким тонкостям, и орден внутри ордена стал просто знаком для награждения тех лиц, которые, не будучи членами ордена, оказывают ему услуги. За основу его знака была взята боевая одежда иоаннитов. Знак формой и цветом повторяет тот крест, который нашивался на грудь красного полукафтана, а "мальтийский" восьмиконечный крестик в центре большого креста на красном поле напоминает о щите рыцарей-госпитальеров. Лента ордена - красная с белым, и делится он на пять классов.

* * *

Росло число орденов, росло число их членов, и все более размывался первоначальный смысл орденов. К XVIII веку уже почти все ордена в, Европе - королевские, принятие в них - знак королевской милости.

Как правило, для получения ордена (вот и меняется термин: вместо "вступления" мы начинаем говорить: "получение") надо было родиться дворянином. Или стать дворянином. Сословность орденов, которая сойдет на нет лишь в XIX веке, обусловливала соблюдение традиций и формальностей. И самая живучая из формальностей, о которой следует помнить, заключалась в том, что, будучи членом ордена и нося его знак, человек не может занимать в ордене две должности, два чина. Он может быть или кавалером ордена, или командором, или гроссмейстером. За редчайшим исключением (принадлежность к королевской семье) член ордена должен пройти в нем все ступени. Другими словами: вначале ты - кавалер ордена и носишь знак его на груди, на узкой ленте. За особые заслуги перед государством или главой ордена ты можешь получить повышение - стать командором ордена. Тогда ты сдаешь в орденский капитул нагрудный знак и получаешь командорский знак, который носится на шее. Наконец, дослужившись до высшего чина в ордене, ты становишься гроссмейстером. Получаешь знак первой степени на ленте через плечо и сдаешь в капитул уже ненужный знак второй степени.

Лишь в тех странах, где орден полностью, за исключением названия, разорвал с орденской организацией, возможно повторное награждение знаком ордена той же степени или ношение знаков ордена различных степеней.

Помимо знака и ленты в орден входит орденская звезда. Происхождение ее таково.

Светские рыцарские ордены, в отличие от духовных, не связывали себя обетами бедности. Наоборот, ордены как бы демонстрировали свою знатность, богатство, соревнуясь в красоте орденских мантий, надеваемых по торжественным дням. Мантии расшивались - особенно пышно в XVI-XVII веках - знаками, имевшими отношение к символике ордена. Мантия Ордена Подвязки была расшита подвязками, на мантии Ордена Золотого руна были вышиты дополнительные девизы ордена. Часто на мантиях вышивались и звезды - сначала как декоративный элемент, затем как геральдический. По мере того как число членов орденов росло, росла, и нужда расширить их высшие разряды. И вот ордены начинают переполняться командорами, а то и гроссмейстерами. Приходится вводить дополнительные степени - новые ступеньки в ордене. Вместо первоначальных трех степеней ордены обзаводятся четырьмя, пятью, поздние, например болгарские, китайские, японские, доводят число степеней до восьми, десяти. В таком случае звезда, перекочевавшая с мантии, помогает в этих степенях разобраться. Появляются степени командора без звезды - обладателя шейного знака и, ступенькой выше, гросскомандора, который к шейному знаку получает звезду. Порой звезды тоже делились на классы. Помимо первого класса создавался еще и высший класс... Вплоть до первой половины прошлого века звезды были матерчатыми, расшитыми блестками и позументом, и пришивались к мундиру или камзолу.

Напоминанием о прошлом остались лишь ежегодные "Орденские праздники", соблюдаемые некоторыми самыми старыми и знаменитыми орденами. В этот день члены ордена облачаются в мантии и собираются в орденской церкви или зале капитула. Давно уже кавалеры Ордена Подвязки обычно носят на ленте серебряный знак - св. Георгий поражает дракона - и звезду, схожую с прочими звездами. И понятно - современному джентльмену некуда приспособить подвязку. Но в орденский день все они в камзолах, и тогда извлекается настоящая голубая подвязка и пристегивается под колено...

В XVIII веке эти основные изменения в орденах, в их принципах, символике и знаках уже выкристаллизовались. Ордены умножились, в них выработалась иерархия, знаки орденов отделились от одежды и стали металлическими, носимыми на разного рода лентах, цвет которых соответствовал первоначальному цвету орденского плаща, но при всем при том они остались дворянскими. Подавляющее большинство населения страны наград получать не могло. Однако существовали большие профессиональные армии, солдат и офицеров которых надо было поощрять. Денежные подарки и чины полезны, но они не всегда достаточны. Следовательно, должен был найтись выход. И изобретатели военных наград, сами о том не подозревая, обратились к опыту Древнего Рима.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© VseMedali.ru, 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://vsemedali.ru/ 'Фалеристика — медали, ордена, знаки славы'
Рейтинг@Mail.ru