Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Орден Георгия

Знаменитый орден Георгия - боевая награда русского офицера - был учрежден в 1769 году. По статуту он давался только за конкретные подвиги в военное время: "...тем, кои... отличили еще себя особливым каким мужественным поступком или подали мудрые и для нашей воинской службы полезные советы". Это была исключительно почетная награда.

Знаки ордена св. Георгия 1-й степени (вторая половина XIX века)
Знаки ордена св. Георгия 1-й степени (вторая половина XIX века)

Символ ордена - всадник, поражающий копьем дракона - олицетворял мужественного воина, способного отстоять свою землю от врагов. Издавна на Руси - да и не только на Руси - этот образ связывался с именем легендарного Георгия Победоносца.

Знаки ордена св. Георгия 1-й степени (вторая половина XIX века)
Знаки ордена св. Георгия 1-й степени (вторая половина XIX века)

По древним сказаниям, Георгий происходил из знатного рода и занимал высокую военную должность. Когда же началось гонение императора Диоклетиала на христиан, он покинул войско и стал проповедником христианства, за что в 303 году после восьмидневных тяжких мучений был обезглавлен. Существует много сказаний и легенд о жизни, подвигах и чудесах св. Георгия, среди них - и об освобождении им царевны от злого змея (дракона). Особенно популярным в Западной Европе стал культ Победоносца со времени крестовых походов, когда он был объявлен покровителем рыцарей*.

* (В средние века почти во всех западноевропейских государствах существовали духовные общества и военно-религиозные рыцарские ордера св. Георгия Победоносца. Он считался покровителем старейшего английского кавалерского ордена Подвязки.)

В Киевской Руси св. Георгий считался патроном великих князей, а также небесным покровителем русского воинства. Всадник с копьем или мечом, появившийся на печатях и монетах великого княжества Московского после победоносной Куликовской битвы, также соединился постепенно с образом Георгия Победоносца. Официально же трактовка всадника на московском гербе как св. Георгия была признана только в 1730 году. Вот как выглядит описание московского герба: "В червленом с золотыми краями щите святой великомученик и победоносец Георгий, в серебряном вооружении и лазоревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытом багряной тканью с золотой бахромой коне, поражающий золотого; с зелеными крыльями, дракона золотым, с осьмиконечным крестом наверху, копьем".

Георгиевский орден, установленный "единственно для воинского чина", был разделен на 4 класса и поэтому мог стать отличием любого офицера, хотя и был очень высокой наградой. Третья степень ордена давалась только генералам и штаб-офицерам (старшим офицерам), причем с 1838 года получить ее могли лишь те из них, кто уже имел четвертую степень.

Орден Георгия 1-й степени был чрезвычайно почетен и редок. Об этом красноречиво говорят такие цифры: высшим орденом Российской империи - орденом Андрея Первозванного - было награждено более тысячи человек, а первой степенью ордена Георгия за всю историю его существования - всего 25 человек. Полных Георгиевских кавалеров, т. е. тех, кто имел все его степени, с четвертой по первую, было всего четыре человека. В статуте ордена было сказано: "Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнил во всем по присяге, чести и долгу, но сверху сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием". Например, орден мог получить тот, кто, "лично предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, последствием которой будет совершенное его уничтожение", или, "лично предводительствуя войском, возьмет крепость". Орденом награждали за захват в плен неприятельского офицера или генерала, за взятие в бою орудий, а также знамени врага, за другие личные выдающиеся подвиги на поле боя.

Знак ордена в виде равностороннего золотого креста был покрыт с обеих сторон белой эмалью. На лицевой стороне в центральном круге изображен св. Георгий, поражающий змея, а на оборотной - вензель из переплетенных букв: СГ. Выполнялось это финифтью. По размерам крестов не всегда можно было определить их степень, во всяком случае до фабричного их изготовления, когда кресты определенных степеней стали иметь одни и те же размеры. Кресты первых двух степеней были обычно больше, чем кресты 3-й и 4-й, поэтому иногда говорили "большой Георгий" (или "большая Анна"), имея в виду кресты 1-й или 2-й степени. Форма крестов также могла варьироваться: в XVIII веке у одних крестов стороны были шире, у других уже.

Первая степень ордена имела три знака: крест, звезду и ленту. Состоящая из трех черных и двух оранжевых полос георгиевская лента носилась через правое плечо под мундиром. Золотая четырехугольная (ромбовидная) звезда, носимая на левой стороне груди, имела в середине на золотом или желтом поле вензель св. Георгия, а вокруг него на черном фоне надпись: "За службу и храбрость".

Вторая степень ордена также имела звезду и большой крест, который носился на шее на более узкой ленте. Третья степень - малый крест на шее, а четвертая - малый крест в петлице.

Первоначально крест четвертой степени выдавался и как знак выслуги лет, он вручался за строевую службу в армии в течение 25 лет в офицерских чинах, а на флоте и за 18 шестимесячных навигационных кампаний*. Только с 1816 года на нем в таком случае стали помещать надписи "25 лет" или "18 кампаний" (с 1833 г. добавилась надпись "20 кампаний" - для моряков, не участвовавших в сражениях). В 1855 году награждение Георгием 4-й степени за выслугу лет было отменено, его заменил Владимир 4-й степени с бантом. Всего было выдано за выслугу лет 10 300 знаков ордена, в то время как за 100 лет, с 1769 по 1869 год, за боевые отличия было пожаловано всего 2 239 знаков 4-й степени (из них 166 - иностранцам).

* (Офицерам, участвовавшим в войнах и боевых действиях и имевшим боевые награды (Владимир 4-й степени с бантом, Анну 4-й степени либо 3-й с бантом, золотое оружие, золотые наградные офицерские кресты за Очаков, Измаил, Прейсиш-Эйлау и др.), для получения Георгиевского креста за выслугу полагалась льготная скидка от одного года до трех лет.)

Кавалеры ордена Георгия имели целый ряд привилегий. Помимо приобретения потомственного дворянства награжденный любой степенью ордена автоматически производился в следующий чин. Выйдя в отставку, кавалеры ордена имели право носить военный мундир (даже если не выслужили положенного для этого 10-летнего срока), получали пенсию и могли изображать на своих гербах, вензелях и печатях знак ордена.

Местом собрания думы ордена с 1811 года стал Георгиевский зал Зимнего дворца, а с 1849 года имена георгиевских кавалеров начали писать на мраморных стенах Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца*. Их можно прочесть и теперь. Черно-желтые цвета георгиевской ленты стали в России символом военной доблести и славы.

* (В Большом Кремлевском дворце имеются орденские залы: Андреевичи, Екатерининский, Владимирский, Георгиевский, Александровский.)

Георгиевская лента присваивалась также некоторым знакам отличия, жалуемым воинским частям - георгиевским серебряным трубам, знаменам, штандартам и т. д. Многие боевые медали носились и на георгиевской ленте или она составляла часть ленты.

В 1855 году, во время Крымской войны, темляки георгиевских цветов появились на наградном офицерском оружии. Золотое оружие как род награды было не менее почетно для русского офицера, чем орден Георгия. Им награждали "за храбрость", именно такая надпись и украшала его эфес. Две эти награды - золотое оружие и орден Георгия - были настолько близки по своему характеру, что в 1869 году, в связи со столетием ордена Георгия, награжденные золотым оружием были причислены к его кавалерам.

Самый первый кавалер Военного ордена Георгия - подполковник Ф. И. Фабрициан, которого императрица Екатерина II наградила "по статуту" сразу орденом 3-й степени (8 декабря 1769 г.) за успешный бой с превосходящими силами турок близ города Галац на Дунае.

Первым кавалером, удостоенным 1-й степени ордена Георгия*, стал генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев за победу при Ларге в 1770 году. До конца XVIII века 1-й степенью ордена были награждены: генерал-аншеф А. Г. Орлов-Чесменский (за Чесму, 1770 г.), генерал-аншеф П. И. Панин (за взятие Бендер, 1770 г.), генерал-аншеф В. М. Долгоруков-Крымский (за овладение Крымом, 1781 г.), генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин-Таврический (за Очаков, 1788 г.), генерал-фельдмаршал А. В. Суворов-Рымникский (за Рымник, 1789 г.), генерал-аншеф Н. В. Репнин (за поражение турок под Мачином, 1790 г.), адмирал В. Я. Чичагов (за победу над шведским флотом в 1790 г.).

* (Если не считать основательницу ордена императрицу Екатерину II. Кроме нее из российских императоров имел крест 1-й степени только Александр II: он "возложил на себя" знаки ордена в столетнюю годовщину его учреждения в 1869 году.)

В XVIII столетии, да и в начале XIX, нередки были случаи пожалования третьей, а иногда и второй степени Георгия (и даже первой, см. выше) генералам, не имевшим низших степеней. Так, например, А. В. Суворов получил сразу третью степень, Л. Л. Беннигсен также получил за участие в штурме Очакова третью степень, не имея четвертой. Вторую степень получил П. И. Багратион в 1805 году за отличие в сражении под Шенграбеном, не будучи кавалером ни третьей ни четвертой степеней.

За время Отечественной войны 1812 года ордена Георгия 1-й степени был удостоен только один человек - Михаил Илларионович Кутузов. При этом Кутузов стал первым полным кавалером ордена Георгия, т. е. награжденным всеми четырьмя его степенями. В 1813 году, во время заграничного похода, - был награжден 1-й степенью ордена М. Б. Барклай-де-Толли, а в 1814 году и Л. Л. Беннигсен, причем Барклай вслед за Кутузовым стал вторым полным кавалером ордена Георгия.

Прославленный русский полководец, фельдмаршал князь Михаил Богданович Барклай-де-Толли, участник многих важнейших сражений конца XVIII и начала XIX столетий, был человеком яркой и трудной судьбы.

Начало его боевой биографии связано с участием в русско-турецкой войне 1787- 1791 годов: за штурм Очакова он получил свои первые награды - орден Владимира 4-й степени с бантом и золотой Очаковский крест. В 1789 году он участвовал в сражении под Каушанами, при взятии Аккермана и Бендер. В 1794 году, командуя батальоном, он получает орден Георгия 4-й степени. В 1798 году полковник Барклай-де-Толли был назначен шефом 4-го Егерского полка. Уже через год этот полк становится образцовым, а его командир производится в генерал-майоры.

Война с наполеоновской Францией 1806-1807 годов упрочила славу М. Б. Барклая-де-Толли как искусного и бесстрашного генерала. В 1806 году он. был отмечен орденом Георгия 3-й степени - за отличное командование и беззаветную отвагу в кровопролитнейшем сражении под Пултуском. В следующем, 1807 году генерал блестяще проявил себя в сражении под Прейсиш-Эйлау, где командовал арьергардом русской армии, и был награжден орденом Владимира 2-й степени.

Михаил Богданович Барклай-де-Толли (1761-1818)
Михаил Богданович Барклай-де-Толли (1761-1818)

Выдающийся полководческий талант Барклая-де-Толли в полной мере проявился (и был оценен) в ходе русско-шведской войны 1808-1809 годов. Ясный практический ум, решительность и поразительная храбрость выдвигают его в первые ряды русских военачальников. Барклай-де-Толли командовал отдельным отрядом, который совершил знаменитый переход по льду Ботнического залива, завершившийся взятием города Умео. После этой операции он производится в генералы от инфантерии, получает орден Александра Невского. В 1810 году Барклай назначается военным министром. Деятельность его на этом посту заслуживает самой высокой оценки. При нем было составлено принесшее русской армии немалую пользу "Учреждение для управления большой действующей армией". введена корпусная организация, образованы пехотные Дивизии, улучшено довольствие войск и главное - обучение рекрутов, построены новые крепости. Заслуги министра в 1811 году были отмечены орденом Владимира 1-й степени.

Отступление на Москву в 1812 году возбудило как в армии, так и в русском обществе крайнее недовольство Барклаем-де-Толли, его обвиняли в нерешительности и даже в измене. Но полководец тверда стоял на осуществлении своего глубоко продуманного плана ведения войны. 17(29) августа он вынужден был передать командование над всеми войсками Кутузову, оставшись во главе 1-й армии. Отстранили Барклая и от руководства воженным министерством.

Сражение за Вязьму 22 октября (3 ноября) 1812 года. Гравюра, на переднем плане - генерал М. А. Милорадович, возглавлявший русский авангард
Сражение за Вязьму 22 октября (3 ноября) 1812 года. Гравюра, на переднем плане - генерал М. А. Милорадович, возглавлявший русский авангард

В Бородинском сражении Барклай-де-Толли командовал правым флангом и центром русских войск. "Чугун дробил, но не колебал груди русских, лично оживляемых присутствием Барклая-де-Толли. Вряд ли оставалось в центре опасное место, где бы он не распоряжался и где бы был полк, не ободренный словами и примером его. Под ним убито пять лошадей", - вспоминал один из участников сражения. Поразившее всех бесстрашие и хладнокровие генерала (он как будто искал смерти в бою!) в сочетании с превосходной распорядительностью, искусство полководца вернули ему несправедливо утраченное доверие в армии. За руководство войсками в Бородинском бою М. Б. Барклай-де-Толли был удостоен ордена св. Георгия 2-й степени.

Полководец успешно руководит сражениями во время заграничного похода в 1813 году, а в мае этого года принимает начальство над соединенными силами русско-прусской " армии. Ему вручается орден Андрея Первозванного - высшая награда государства. 18 августа в сражении под Кульмом он наголову разбивает корпус генерала Вандама и берет его самого в плен. Орден Георгия 1-й степени венчает этот подвиг. Барклай-де-Толли становится полным георгиевским кавалером. В день взятия Парижа он получает фельдмаршальский жезл.

Ко времени решающих побед антифранцузской коалиции над наполеоновскими войсками относятся и первые пожалования высшей степени ордена Георгия иностранцам. Первым иностранным кавалером 1-й степени русского военного ордена стал в 1813 году шведский принц, бывший французский маршал Бернадотт. В том же году 1-й степенью ордена были награждены прусский фельдмаршал Г. Л. Блюхер и австрийский фельдмаршал Карл Шварценберг за победу в "битве народов" под Лейпцигом. Год спустя той же награды был удостоен еще один союзный фельдмаршал английский герцог Артур Веллингтон за победу над Наполеоном при Ватерлоо*.

* (Два последующих награждения иностранцев 1-й степенью ордена Георгия связаны с участием России в реакционном Священном союзе. Французский герцог Людовик Ангулемский стал кавалером св. Георгия в 1823 году за подавление революции в Испании, а австрийский фельдмаршал Иосиф Радецкий получше 1-ю степень за успешные действия против революции в своей собственной стране в 1849 году. И наконец, еще два европейских государственных деятеля получили орден Георгия 1-й степени: Александр II пожелал наградить этим орденом по случаю его столетнего юбилея в 1869 году прусского короля Вильгельма, а через год кавалером 1-й степени стал прусский фельдмаршал Альбрехт Австрийский за победы, одержанные им во франко-прусской войне.)

Что же касается военачальников русской армии, то после героев войн против Наполеона - Кутузова и Барклая-де-Толли - еще два из них стали полными кавалерами Военного ордена Георгия. Это фельдмаршалы И. Ф. Паскевич и И. И. Дибич.

Генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич имел большую боевую биографию. Участвуя в. русско-турецкой войне 1806-1812 годов, он за пять лет дослужился от капитана до генерал-майора. Тогда же он получил и свои первые боевые награды, среди которых были 4-я и 3-я степени ордена Георгия. В 1812 году он был назначен начальником 26-й дивизии, командуя которой принимал участие во многих сражениях Отечественной войны, а в самом главном из них, Бородинском, защищал батарею Раевского. Однако дальнейшая карьера Паскевича была связана не столько с боевыми подвигами, сколько с теми милостями, которыми осыпали его монархи. В первой половине 20-х годов Паскевич командовал 1-й гвардейской дивизией, где бригады находились под началом великих князей Николая и Михаила Павловичей. Когда Николай I стал царем, он продолжал называть Паскевича "отцом-командиром". В 1825 году Паскевич был назначен членом Верховного суда над декабристами, а по окончании его деятельности - наместником на Кавказе взамен неугодного Николаю А. П. Ермолова. Здесь во время русско-иранской войны за овладение крепостью Эривань он получил в 1829 году орден Георгия 2-й степени, а вскоре стал и полным георгиевским кавалером - 1-я степень была ему вручена за взятие Эрзерума в войне против турок. Впоследствии Паскевич "прославился" подавлением в 1831 году польского восстания, а в 1849 году - Венгерской революции.

И. И. Дибич-Забалканский был современником и соперником Паскевича. Выходец из Пруссии, он поступил на русскую службу и, участвуя в шойне против Наполеона 1805-1807 годов, получил орден Георгия 4-й степени. В 1812 году он награждается шейным георгиевским крестом за сражение под Полоцком. В 1818 году он был произведен в генерал-адъютанты, а три года спустя Александр I взял его с собой на Лайбахский конгресс, и с этого времени ловкий Дибич стал неразлучным спутником царя, уверенно делая придворную карьеру, а заодно и военную. Он заслужил расположение и Николая I - донесением об открытии заговора декабристов, принял лично меры к аресту многих из них. Свой титул Забалканский, а также две высшие степени ордена Георгия Дибич получил за русско-турецкую войну 1828-1829 годов. Как начальник Главного штаба, он разработал план кампании 1828 года, который не имел сколько-нибудь значительного успеха и привел лишь к затягиванию войны. На следующий год Дибич был назначен главнокомандующим на балканском театре военных действий (вместо П. Х. Витгенштейна, на которого была возложена, вина за малоуспешные действия армии). Теперь он проявил большую решительность. В мае при Кулевче он разбил турецкую армию, и эта победа принесла ему знаки ордена Георгия 2-й степени. Затем, после взятия крепости Силистрия, Дибич совершил переход через Балканы и, несмотря на тяжелое положение малочисленной русской армии, в тылу которой оставались турецкие войска, сумел продиктовать туркам победные условия мира. Этот успех был отмечен высшей степенью русского военного ордена. Забалканский поход вскружил голову честолюбивому Дибичу, и когда год спустя вспыхнуло восстание в Польше, он самоуверенно обещал Николаю покончить с ним одним ударом. Но кампания затянулась, решительности Дибич уже не проявлял, и неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не смерть "его от холеры. Дело завершил Паскевич.

Алексей Петрович Ермолов (1777-1861), крупный военачальник, герой Отечественной войны 1812 года. За взятие Парижа получил орден Георгия 2-й степени. С 1816 по 1827 год был главнокомандующим в Грузии и на Кавказе. Ермолову посвящали стихи Пушкин, Лермонтов, Рылеев, Жуковский, Федор Глинка, Кюхельбекер
Алексей Петрович Ермолов (1777-1861), крупный военачальник, герой Отечественной войны 1812 года. За взятие Парижа получил орден Георгия 2-й степени. С 1816 по 1827 год был главнокомандующим в Грузии и на Кавказе. Ермолову посвящали стихи Пушкин, Лермонтов, Рылеев, Жуковский, Федор Глинка, Кюхельбекер

Последними двумя кавалерами 1-й степени Георгиевского ордена стали два брата - великие князья Николай и Михаил Николаевичи. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов они были назначены главнокомандующими - первый на Балканском, а второй - на Кавказском театре военных действий. Оба они не блистали военными талантами, и Николай Николаевич-старший получил георгиевскую ленту за взятие Плевны, осада которой затянулась на пять месяцев не без "помощи" самого кавалера. Что касается Михаила Николаевича, то он свою награду получил за Аладжинское сражение, победа в котором предопределила взятие Карса. Однако сам кавалер не обольщался на счет собственных военных дарований: после войны великий князь убеждал каждого своего себеседника в том, что, по его мнению, положительно лучше служить кучером, чем быть главнокомандующим во время войны.

Михаил Семенович Воронцов (1782-1856), военный и государственный деятель, герой войны 1812 года и заграничного похода русской армии. В 1814 году за сражение при Краоне награжден орденом Георгия 2-й степени. В 1823 году назначен Новороссийским генерал-губернатором, полномочным наместником Бессарабской области, в 1844-1854 годах был наместником на Кавказе
Михаил Семенович Воронцов (1782-1856), военный и государственный деятель, герой войны 1812 года и заграничного похода русской армии. В 1814 году за сражение при Краоне награжден орденом Георгия 2-й степени. В 1823 году назначен Новороссийским генерал-губернатором, полномочным наместником Бессарабской области, в 1844-1854 годах был наместником на Кавказе

Таким образом, после завершения войн с Наполеоном вручение исключительно редкой награды - ордена Георгия 1-й степени - служило не столько данью за выдающиеся полководческие заслуги, сколько отражало политические амбиции самодержавия. Самой же высокой воинской наградой, на которую мог рассчитывать боевой генерал за проведение особо значительной операции, был орден Георгия 2-й степени. За сто лет, с 1769 по 1869 год, он был пожалован всего 117 раз. Его кавалерами являлись прославленные герои 1812 года П. И. Багратион, М. И. Платов (получили орден за кампанию 1805-1807 годов), М. Б. Барклай-де-Толли (был единственным человеком, награжденным Георгием 2-й степени за Бородино), Н. Н. Раевский, А. П. Ермолов, П. Х. Витгентштейн, Д. С. Дохтуров, Ф. П. Уваров, М. С. Воронцов. Во второй половине XIX века среди награжденных были адмирал П. С. Нахимов, генералы Н. Н. Муравьев-Карский, Э. И. Тотлебен, Ф. Ф. Радецкий, М. Д. Скобелев, И. В. Гурко...

Генерал от кавалерии Николай Николаевич Раевский (1771-1829) навеки прославил свое имя в Бородинском сражении: центральная курганная батарея, на которой сражались полки его корпуса, вошла в историю под названием "батареи Раевского". Будущий герой Отечественной войны принял боевое крещение при осаде Очакова, участвовал он и в других важнейших сражениях русско-турецкой войны 1787-1791 годов, в 1791 году получил орден- Владимира 4-й степени с бантом. В следующем году он был отмечен орденом Георгия - 4-й степени и произведен в полковники. В 1795-1796 годах он участвовал со своим Нижегородским драгунским полком в Персидском походе В. А. Зубова, находился при осаде и взятии Дербента и Шемахи и был награжден золотой шпагой с надписью "За храбрость". В составе дивизии П. И. Багратиона генерал-майор Раевский принял участие в кампании 1806-1807 годов, а в 1808-1809 годах - в боях со шведами. В следующем году он переводится на турецкий театр военных действий. Здесь за отличие при осаде и взятии крепости Силистрия он был награжден золотой шпагой, украшенной алмазами - одной из почетнейших наград для генералитета.

Перед началом Отечественной войны 1812 года Н. Н. Раевский назначается командующим 7-м пехотным корпусом, вошедшим во 2-ю армию Багратиона. Корпус стойко сражался под Салтановкой (11 июля), при обороне Смоленска (4-6 августа). В Бородинской битве полки корпуса Раевского не только защищали центральную батарею, но и приняли участие в сражении на Багратионовых флешах у села Семеновское. После сражения, по воспоминаниям Раевского, он смог собрать из всего корпуса не более 700 человек, да на следующий день подошло не более тысячи. За Бородино Н. Н. Раевский был награжден орденом Александра Невского.

Пополненный новыми силами, 7-й пехотный корпус осенью 1812 года участвует в наступательных действиях русской армии, закончившихся изгнанием и уничтожением войск Наполеона. 3-5 ноября в районе Красного произошло одно из самых больших сражений 1812 года, где был разгромлен 26-тысячный корпус маршала Нея. За мужество и отличное командование в этом бою Раевский награждается орденом Георгия 3-го класса.

В "битве народов" под Лейпцигом, которая предрешила окончательный крах империи Наполеона, дивизии Раевского отбили все атаки французов против центра позиции союзных войск. За Лейпциг Раевский был произведен в генералы от кавалерии. При взятии Парижа 18 марта 1814 года Н. Н. Раевский захватил Бельвильские высоты, господствовавшие над городом, за что получил орден Георгия 2-й степени, став 66-м кавалером этой редкостной боевой награды.

Генерал Раевский заслужил благодарную память потомков не только как прославленный воин, герой освободительной войны. Он сам и два его сына, Александр и Николай, были передовыми людьми своего времени, близкими к декабристам. Две его дочери были замужем за декабристами С. Г. Волконским и М. Ф. Орловым; младшая, Мария Волконская, последовала в Сибирь за своим мужем. С семьей Раевских был очень дружен А. С. Пушкин. Поэт писал о Раевском-старшем, что любил в нем "человека с ясным умом, с простой, прекрасной душой, снисходительного попечительного друга, всегда милого и ласкового хозяина".

Под номером 52 в списке кавалеров ордена Георгия 2-й степени значится имя замечательного человека и военачальника, выдающегося героя Отечественной войны и заграничного похода генерала от инфантерии Александра Ивановича Остермана-Толстого (1770-1857). Он получил эту награду за отвагу в Кульмском сражении (18-19 августа 1813 г.)

После поражения союзников под Дрезденом Наполеон двинул сильный корпус генерала Вандама для их преследования. Остановить французский корпус должен был отряд под командованием Остермана-Толстого, состоящий из гвардейской пехотной дивизии и нескольких кавалерийских (гвардейских и армейских) полков. Утром 18 августа авангард русского отряда, возглавляемый А. П. Ермоловым, вступил в бой с передовыми частями Вандама у небольшого городка Кульм (ныне город Хлумец в ЧССР). Оттесненные к селению Пристен, русские сумели закрепиться. Тем временем подошли остальные полки отряда Остермана. Всего русских было около 14 тысяч, а численность французского корпуса доходила до 35 тысяч. Однако Остерман решил драться без отхода, чтобы дать время основным силам союзников спуститься на Богемскую равнину. В два часа дня Вандам предпринял атаку двумя густыми колоннами, но был отброшен с большими потерями. Бой продолжался до вечера, а затем начался артиллерийский обстрел русской позиции. Остерман-Толстой приказал скрытна сняться и отойти за Пристен. Утром Вандам снова атаковал русских, но оттеснить их не смог. К середине дня подошла 1-я Кирасирская дивизия из авангарда армии Барклая-де-Толли. Французы были опрокинуты и спешно отошли к Кульму, куда приблизился весь отряд Остермана. Отряд участвовал в атаке на центр французской позиции. Во время боя Остерману оторвала ядром левую руку и в бессознательном состоянии он был вынесен в тыл. Тем временем стало известно, что весь корпус Вандама попал в окружение и уцелевшим французам было предложено капитулировать. В плен попал сам Вандам со своим штабом, была взята вся артиллерия, весь обоз и около 12 тысяч пленных. Потери союзников были также немалыми и составили около 20 тысяч убитыми и ранеными, из них более 7 тысяч человек потерял отряд Остермана.

За храбрость, проявленную под Кульмом, А. И. Остерман-Толстой, кроме Георгия 2-й степени, получил от австрийского императора командорский крест военного ордена Марии-Терезии, а прусский король приказал наградить его большим знаком ордена Железного креста, которым до этого в прусской армии было награждено всего три человека. Жители Кульма поднесли Остерману серебряный кубок, на котором он велел выгравировать фамилии убитых в сражении русских офицеров. Вся русская гвардия, отличившаяся при Кульме, была щедро награждена, а для участников сражения был учрежден специальный знак отличия - Кульмский крест.

Георгиевская наградная труба 6-го саперного батальона с надписью: 'За провод моста через Дунай под огнем Никопольских укреплений в июне 1877 года'
Георгиевская наградная труба 6-го саперного батальона с надписью: 'За провод моста через Дунай под огнем Никопольских укреплений в июне 1877 года'

В 1855 году во время Крымской войны Георгиевским крестом 2-й степени был награжден главнокомандующий русской армией на Кавказе генерал Н. Н. Муравьев. Орден был ему вручен за взятие важнейшей турецкой крепости Карс. Тогда же Муравьев приобрел почетную приставку к фамилии - Карский.

В то время как героический гарнизон Севастополя отбивал атаки англо-французских войск, на Кавказском театре весной 1855 года корпус генерала Муравьева начал наступление. Здесь ключевое значение имела сильно укрепленная крепость Карс, построенная с помощью английских инженеров. Руководил обороной Карса талантливый английский генерал Вильямс. Штурм неприступной цитадели окончился неудачей, и тогда Н. Н. Муравьев решил зимовать у стен Карса. Для того чтобы задержать идущий на помощь осажденным экспедиционный корпус Омера-паши (австриец Латтис, перешедший на службу к туркам), по приказу главнокомандующего был имитирован отход русских войск. Хитрость удалась, подоспевший отряд генерала И. К. Багратиона-Мухранского остановил турок, а 18 ноября 1855 года в русский лагерь прибыл генерал Вильямс для переговоров о сдаче. Взятие Карса имело для России неоценимое значение: обмен этой крепости на Севастополь сделал возможным скорейшее завершение тяжелой войны.

Георгиевский штандарт 30-го Донского казачьего полка 'За Шипку, Ловчу, двукратный переход через Балканы и взятие 50 орудий при Канджикляре в 1877-1878 годах'
Георгиевский штандарт 30-го Донского казачьего полка 'За Шипку, Ловчу, двукратный переход через Балканы и взятие 50 орудий при Канджикляре в 1877-1878 годах'

Интересно, что во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов Н. Н. Муравьев - был награжден за отвагу при взятии Карса орденом Георгия 4-й степени. Тогда он был генерал-майором, участвовал в разработке операции, а при штурме командовал артиллерией.

Помимо учредившей орден Георгия Екатерины II еще две женщины удостоились этой награды. Одна - королева обеих Сицилий Мария София Амалия - получила орден 4-го класса в 1861 году от Александра II за участие в походе против Гарибальди. Вторая - русская, сестра милосердия Раиса Михайловна Иванова - была награждена в 1916 году посмертно. В ходе германской атаки, когда все офицеры были убиты, она приняла на себя командование ротой. Атака была отбита, а храбрая. медсестра вскоре скончалась от ран.

Николай Николаевич Муравьев-Карский (1794-1866)
Николай Николаевич Муравьев-Карский (1794-1866)

После русско-турецкой войны 1877-1878 годов орден Георгия 1-й степени больше не присуждался. Исключительно редко награждали и орденом 2-й степени. Так, за всю первую мировую войну его получили только четверо (генералы Иванов, Юденич, Рузский и великий князь Николай Николаевич). Третьей степени в 1914-1917 годах были удостоены 53 человека и 3504 героя получили знаки ордена Георгия четвертого класса.

Выдающийся русский полководец Алексей Алексеевич Брусилов был награжден георгиевскими орденами 3-й и 4-й степеней. Оба своих ордена он получил за бои с австро-венгерскими войсками в августе 1914 года. За блестяще проведенную операцию - прорыв германского фронта летом 1916 года ("Брусиловский прорыв") - Брусилов был представлен большинством голосов Георгиевской думы Ставки верховного главнокомандующего к ордену Георгия 2-го класса. Однако Николай II не утвердил представления, и командующий фронтом А. А. Брусилов получил оружие, украшенное бриллиантами.

Алексей Алексеевич Брусилов (1853-1926)
Алексей Алексеевич Брусилов (1853-1926)

В книге "Мои воспоминания" Брусилов рассказывает о том, как получил орден Георгия царь Николай II. Командующий Юго-Западным фронтом в 1915 году генерал Н. И. Иванов не очень крепко сидел на своем месте. Как пишет А. А. Брусилов, "фонды Иванова стояли очень низко". Для того чтобы упрочить свое положение, Иванов стал настойчиво предлагать обратиться к царю с просьбой "возложить на себя" орден Георгия 4-й степени. Вскоре представился и случай.

В октябре 1915 года царь прибыл на Юго-Западный фронт и объезжал войска. Когда он приехал в армию Брусилова, то спросил у него, в скольких верстах находится противник от того места, где стоит 100-я дивизия. Дивизия находилась в 25 верстах от противника. Царь должен был направиться туда для осмотра. "При этом я считал долгом предупредить, что место, на котором она сосредоточена, находится под огнем тяжелой артиллерии противника; я добавил, что считаю вполне безопасной поездку туда, так как при тумане неприятель, конечно, стрелять не будет: без корректирования стрельбы он зря снарядов не выпускает", - пишет А. А. Брусилов.

Обстрела действительно не было. Тем не менее Н. И. Иванов собрал Георгиевскую думу при штабе фронта под председательством генерала Каледина, и дума, по его предложению, присудила царю орден Георгия 4-й степени. Князь Барятинский, стоя на коленях, преподнес ему крест Георгия от "имени всех войск Юго-Западного фронта". Царь не отказался и тут же надел его. "Впоследствии мне говорили в ставке, - пишет Брусилов, - что другие главнокомандующие, в особенности великий князь Николай Николаевич энергично протестовали против такого старательного действия Иванова, считая, что Георгиевская дума ни в коем случае не могла присуждать крест царю, так как его отличия не подходили под георгиевский статут".

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2010-2016

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://vsemedali.ru/ "VseMedali.ru: Фалеристика — медали, ордена, знаки славы"