НОВОСТИ   КНИГИ   НАГРАДНЫЕ СИСТЕМЫ   МЕДАЛЬЕРНОЕ ИСКУССТВО   ССЫЛКИ   О ПРОЕКТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кавалеры и кавалерственные дамы

Кавалеры и кавалерственные дамы
Кавалеры и кавалерственные дамы

Когда Петр в годы своего "ученичества" был в Англии, он получил лестное предложение от английского короля - вступить в Орден Подвязки. Предложение было отклонено, так как русский царь не намеревался становиться одним из рыцарей иноземного государя. Но оно подтолкнуло царя к решению скорее создать собственный российский орден. Однако с самого начала Петр понимал, что орден будет не союзом рыцарей, а знаком царской милости.

Там же, в Англии, Петр набросал рисунок ордена, решив заняться деталями на досуге. Досуга не оказалось, и потому в России возник орден без статута и без разработанной символики.

В качестве патрона ордена был избран апостол Андрей, который, по преданию, проповедовал христианство в славянских землях, где и был распят на "андреевском кресте", в форме буквы "х".

В этом выборе сказалось умение Петра заимствовать на Западе идеи, приспосабливая их к меняющейся российской действительности. Дело в том, что в Шотландии издавна существовал рыцарский орден св. Андрея, более известный как орден Чертополоха. На овальном знаке его был изображен апостол Андрей, держащий андреевский крест. На цепи ордена был изображен колючий чертополох, а девиз ордена гласил: "Никто не коснется меня безнаказанно". Орден нес в себе память о борьбе Шотландии за независимость. С присоединением Шотландии к Англии орден был ликвидирован, и возродили его в 1687 году, незадолго перед приездом в Англию Петра. Впоследствии Петр несколько лукавил, утверждая, что заимствовал идею шотландского ордена потому, что последний пресекся. На самом деле в выборе именно апостола Андрея, покровителя путешественников и мореплавателей, был очевиден и политический подтекст - этим подчеркивалась древность христианства на Руси.

Петр вернулся домой. Где-то между дел, не отмечая этого в документах, царь приказал изготовить образец знака по своему рисунку. Знак был прост - синий эмалевый андреевский крест под короной, на нем распятый обнаженный святой. Знак должен был крепиться к цепи из золотых звеньев.

Свидетельством тому, что знак ордена был именно таким, служит сохранившийся рисунок знамени Семеновского полка 1701 года, где этот знак изображен, а также хранящийся в Эрмитаже нагрудный офицерский (должностной) знак, принадлежавший Петру, на котором знак ордена св. Андрея исполнен в эмали.

Вместо того чтобы собрать нужное число кавалеров и учредить орден, Петр решает, что кавалеры должны сначала показать себя в деле. Орден будет выдаваться "за заслуги чрезвычайные". Первым кавалером ордена св. Андрея Первозванного 10 марта 1699 года стал Федор Головин. Этот вельможа сопровождал Петра за границу, ведал русскими "студентами" и приглашением на службу в Россию умелых иностранцев. По возвращении в Россию Головин был назначен заведовать монетным двором и всеми служившими на флоте иностранцами, а когда в марте 1699 года умер первый адмирал русского флота любимец Петра Франц Лефорт, Головин занял его место. Впоследствии Головин стал начальником Навигацкой школы, в которой готовили первых русских морских офицеров, и до своей смерти в 1706 году ведал Посольским приказом.

В глазах Петра орден св. Андрея был связан с флотом. И этому есть любопытное свидетельство.

Русский военный флаг того времени был бело-сине-красным. Именно такой флаг нарисовал Петр в инструкции русскому посланнику в Турцию Украинцеву, когда тот в 1699 году на корабле "Крепость" через Керчь отправился в Константинополь. Удивительно, насколько все создавалось заново - даже государственный военный флаг царь в спешке, кое-как, рисует на клочке бумаги и посылает вслед государственному посольству. На том же листе, снизу, Петр, как бы раздумывая, нарисовал еще один флаг, но цвета на нем обозначать не стал. Флаг был также разрезан на три части по горизонтали, а затем перечеркнут косыми полосами. Вот именно этот набросок и оказался эскизом для русского военно-морского знамени. Трехцветный флаг, перечеркнутый голубыми полосами андреевского креста, был утвержден Петром в 1703 году, о чем он сообщил в письмах своим ближайшим сподвижникам. Не сделал он этого раньше потому, что ждал, пока русский флот выйдет в Балтийское море, что и случилось в том же году по занятии острова Котлина. Итак, в России стало четыре моря - Белое, Каспийское, Черное и Балтийское. Четыре моря - четыре луча креста. А лет через десять с морского флага исчезли горизонтальные полосы и он стал тем андреевским флагом, с которым и связана вся история русского флота. И флаг этот в письмах Петр называл "образом креста Св. Андрея", осознавая его связь с русским орденом.

Портрет Петра I с цепью ордена св. Андрея Первозванного и в орденской мантии
Портрет Петра I с цепью ордена св. Андрея Первозванного и в орденской мантии

Был знак ордена, была цепь, был первый кавалер. Но не было статута, правил, орденской одежды. И могло показаться, что орден - одна из мимолетных причуд Петра. Единственное свидетельство очевидца - записки секретаря австрийского посольства Корба, которому Головин показал в те дни свой знак ордена.

Но Петр не забыл об ордене. Первый кавалер его стал главой капитула; последующие принимали знаки из его рук. Увеличивать число кавалеров Петр не спешил. Лишь через год появился второй кавалер. Им стал украинский гетман Мазепа, получивший орден за "тринадцатилетние успехи над крымцами". Петру нужна была поддержка украинских казаков.

В 1702 году знаки ордена получил граф Шереметев за победу над шведами при Эрресфере; наконец, в 1703 году случилось событие, позволившее бомбардиру Петру Алексееву счесть себя достойным кавалерского звания. В полном собрании законов Российской империи сохранился указ: "Капитану бомбардирскому за взятие двух неприятельских кораблей дан высший воинский орден Святого Апостола Андрея... за тот над неприятелем одержанный авантаж. Тот орден положил на него, бомбардирского капитана, великий адмирал и канцлер граф Головин, яко первый того ордена кавалер. За ту же службу таковым же образом и генерал-губернатор Александр Данилович Меншиков учинен кавалером реченного ордена".

В дальнейшем награждения орденом происходили так же скупо, как в первые годы. Орден св. Андрея в самом деле был не только высшей, но и практически недостижимой наградой. Лишь однажды орденом были пожалованы сразу несколько человек - за Полтавскую битву его получили боевые генералы Брюс, Галлард и Ренцель.

Постепенно, о чем можно судить по портретам и картинам того времени, орден менял свой внешний вид и усложнялся. В первом дошедшем до нас проекте устава ордена, который был написан в 1720 году, но не был утвержден царем, знак ордена описывается следующим образом: "Передняя сторона представляет изображение Св. Андрея, висящего на так называемом Андреевском кресте... На задней же стороне изображен двуглавый орел с тремя золотыми коронами... На одном боку орла стоит А, начальная буква имени святого апостола Андрея, а на другом - П, в память основателя и Покровителя оного ордена... на орденской цепи написано российскими буквами изречение или девиз: "За веру и верность". Сей крест должен быть золотой с алмазами, наведенный финифтью, украшенный алмазной короной ценою около 85 рублей... однако же кавалер может дать несколько алмазов и других дорогих каменьев Казначею для употребления на крест и украсить оный по своей воле. Носить же сей орден на голубой ленте косвенно через плечо от правого на левое до пояса. Орденскую осьмиконечную звезду должно пришивать на кафтане или епанче. В середине оной золотое поле, в котором серебряный крест".

Статут 1720 года впервые упоминает максимальное число кавалеров ордена - 24. Но уже при жизни Петра число кавалеров достигло 38 и никогда не ограничивалось.

В том же проекте устава говорится, кто и за что подлежит награждению орденом. "Дабы взирая на явные знаки милости и преимуществ ободрить других и к храбрым и верным услугам и к прочим подвигам в военное и мирное время..." И далее, что характерно для Петра: "Хотя нам как самовластному государю и Главе самовластно и единственно принадлежит избрание в кавалеры и Мы не обязаны давать отчет о своих делах и поступках никому кроме Всевышнего Бога, Мы твердо решились по Божьей милости никого иного к сему достоинству не избрать, кроме имеющего к оному потребные качества и добродетели..."

Портрет генерала Я. Брюса, сподвижника Петра I, одного из героев Полтавской баталии. На его камзоле звезда ордена св. Андрея Первозванного и знак польского ордена Белого орла
Портрет генерала Я. Брюса, сподвижника Петра I, одного из героев Полтавской баталии. На его камзоле звезда ордена св. Андрея Первозванного и знак польского ордена Белого орла

Петр не был удовлетворен статутом 1720 года, и вновь принялся его разрабатывать. В первую очередь он изменил внешний вид награды. Свидетельство тому - прижизненный портрет Петра работы Каравака, где он изображен с цепью ордена св. Андрея. Знак ордена изменился. Он наложен на российский герб - двуглавого орла - так, что орел стал похож на солдата, грудь которого наискось перетянута ремнями.

Следующая попытка разработать устав ордена относится к правлению Петра II - этот устав также до нас не дошел. Сравнительно недавно был обнаружен еще один проект устава, датируемый 1730 годом. И также не утвержденный. Ордену не везло. Уже появились и давно обзавелись уставами другие ордена, а первый и высший орден Российской империи получил официальный устав и статут лишь в 1797 году, в царствование Павла, когда тот проводил реформу русского орденского дела.

Отсутствие устава стало одной из причин быстрого перерождения ордена. Награда была задумана как воздаяние за подвиги и чрезвычайные заслуги, причем Петр специально оговаривал в проекте устава 1720 года, что младенцев, как бы знатны они ни были, награждать орденом нельзя (царевич Алексей получил знаки ордена только в день своей свадьбы), но после смерти Петра наследники мгновенно забыли об этом. Вскоре уже каждый член царской семьи по рождении становился кавалером ордена, и орден стал знаком знатности и приближенности к престолу.

* * *

Петр любил свою сестру Наталью Алексеевну, умную, веселую, деятельную женщину, пожалуй, самую близкую ему из всех родственников. При небольшом дворе Натальи жило несколько девушек, добрых друзей Петра и Меншикова: две сестры Меншикова - Марья и Анна, сестры Арсеньевы - Дарья и Варвара, Анисья Толстая. Году в 1703 там же появилась и Марта Скавронская, служанка мариенбургского пастора Глюка, попавшая русским в плен, отнятая Меншиковым у Шереметева и ставшая его любовницей. Марту крестили в православие, дали ей имя Екатерина, а фамилия у нее стала Василевская. Эту женщину Петр полюбил.

Екатерина была добра, заботлива, никогда не возносилась, не забывала о том, что была прачкой, и даже в одном из писем к Петру писала: "Хотя и есть, чаю, у вас новые портомои, однакож и старая не забывает". Екатерина оказалась верным спутником Петра в любых начинаниях, готова была в любой поход, к любым лишениям вместе с Петрушей.

Потому дело кончилось тем, что, презрев все условности, злой шепот старой знати и поднятые в удивлении брови европейских государей, Петр обвенчался с прачкой и сделал ее русской царицей.

Собираясь в поход на юг Петр оставил за себя в Петербурге Меншикова, а Екатерина пожелала быть в походе с царем.

Поначалу поход не представлялся тяжелым. Еще свежи были воспоминания о разгроме шведов, армия Петра была сильна и богата боевыми командирами. И хоть Петру не хотелось воевать на два фронта - против шведов и турок, но выхода не было. Отчаянная агитация при султанском дворе сидевшего там Карла XII, интриги европейских держав, устремления крымского хана и янычар сделали свое дело. В начале 1710 года Турция объявила России войну, и вскоре конница крымского хана появилась под Белой Церковью. 25 февраля Петр обнародовал манифест о войне с Турцией и тут же стал торопить Шереметева, чтобы войска успели к Дунаю прежде турок. Большие надежды в России возлагали на помощь балканских народов, подвластных Турции, а также молдаван и валахов, господари которых Кантемир и Баркован вошли в сношения с русскими агентами и обещали союз.

Эти надежды отразились и в фалеристике. После того как 3 марта 1711 года было опубликовано воззвание к балканским христианам с призывом подняться против общего врага, русский консул в Венеции Д. Боцис писал Петру, что греческие офицеры во главе с капитаном Иваном Сумилой готовы присоединиться к русским. "...А чтобы они склонились к лучшей ревности, то кажется мне, что потребно послать и несколько медалей помянутым, всякому по одной и всем тем капитанам, которые будут следовать им..."

Надежды Петра на реальную помощь балканских христиан не оправдались. Война разразилась неожиданно. Сербский полковник Милорадович доносил из Черногории, что энтузиазм христиан велик и они поднимаются всюду против турок, но "все эти воины добрые, только убогие: пушек и прочих военных припасов не имеют". Несмотря на то что поднять Балканы не удалось, Петр был благодарен единоверцам, которые старались помочь России, и, когда через несколько лет после этих событий приезжал в Петербург глава черногорцев митрополит Негош, ему было выдано для раздачи среди соотечественников 160 специально изготовленных золотых медалей за войну 1711 года.

После свадьбы царь выехал к армии. 12 июня он прибыл в лагерь на Днестре. Шереметев запаздывал, армия плохо снабжалась, во всем была недостача, а турки в эти дни уже переправлялись через Дунай. Момент был упущен - перейдя Дунай, турецкие армии заняли земли потенциальных союзников. Началась жара, саранча съела траву, армия страдала без воды. Лишь в конце июня армия добралась до Прута и, переправившись на другой берег, начала двигаться вниз по течению.

7 июля русская армия была окружена турками, причем против 40 тысяч русской пехоты на окружающих возвышенностях расположилось 120 тысяч турок и около 70 тысяч всадников крымского хана. Русские образовали укрепленный лагерь, и, когда 9 июля янычары пошли в атаку, под огнем русской артиллерии и стрелков они вынуждены были отступить, потеряв до семи тысяч человек убитыми.

Дальнейшая история этого сражения объясняется плохой разведкой с обеих сторон. Русские полагали, что их положение безнадежно. Припасов не хватало, триста турецких орудий держали лагерь под обстрелом, окрестные холмы были усыпаны кострами бесчисленного турецкого войска, вокруг расстилалась чужая земля, и выручки ждать было неоткуда.

Турки же рассматривали положение иначе. После неудачных атак и тяжелых потерь янычары пали духом. 10 июля они отказались вновь штурмовать лагерь. В тот же день турки узнали, что в тылу у них русская конница генерала Ренна захватила продовольственные склады и взяла штурмом Браилов. К тому же визирь, командовавший армией, опасался восстаний в тылу.

Поэтому, когда трубач с письмом Шереметева отправился в турецкий лагерь с предложением переговоров, на что у русских почти не было надежд, визирь на переговоры согласился. В турецкий стан поехал опытнейший дипломат П. П. Шафиров. И наступила неизвестность. Вторые сутки никто в лагере не смыкал глаз. Даже нервы Петра не выдержали. Он метался по лагерю, на него было страшно смотреть: если переговоры сорвутся, он - турецкий пленник. Рушится все дело его жизни. Несколько раз созывался военный совет. Решено было не сдаваться в плен ни под каким видом, а, оставив обоз, прорываться по реке. В обозе рыдали офицерские жены и придворные дамы, стонали раненые.

В этом аду Екатерина была совершенно спокойна. Еще в день первого сражения Петр велел ей уезжать в Польшу, но она отказалась. Она утешала мужа и вызывала восхищение даже боевых офицеров выдержкой, улыбчивостью и крепостью духа.

Когда Шафиров вошел в шатер турецкого визиря, он обратил внимание на одну деталь - визирь предложил ему сесть. Шафиров отлично знал порядки при турецком дворе - с побежденными так себя не вели. У русского дипломата отлегло от сердца, и он решил сначала выслушать турецкие требования, которые оказались куда более легкими, чем предполагал Петр.

На эти условия, внутренне торжествуя, толстяк Шафиров согласился, а чтобы мирный договор был заключен скорее, он бросил в дело дополнительное оружие - подкуп. Екатерина передала ему все свои драгоценности, Петр - армейскую кассу. Эти деньги и драгоценности перешли визирю и пашам. Мирный договор был заключен. Узнав о нем, Карл шведский прискакал к визирю и стал в отчаянии требовать хотя бы часть армии, чтобы взять штурмом лагерь - он-то, опытный полководец, знал, насколько тяжело положение русских. Визирь отказал шведу, понимая, что армия его громадна, но недисциплинированна и ненадежна, а исход битвы сомнителен.

Петр тяжело переживал прутскую неудачу. В то же время он смог оценить верность и мужество людей, которые сопровождали его в те тяжелые минуты, и в первую очередь Екатерины. И он задумал создать орден в ее честь. Первоначально орден должен был именоваться орденом Освобождения. Но прошли месяцы, острота воспоминаний улеглась. Прутский поход ушел в прошлое, и название, слишком прямо указывавшее на причины учреждения ордена, Петр изменил: орден стал именоваться орденом св. великомученицы Екатерины. В нем было соблюдено правило избирать ордену покровителя из числа святых, но никто в России не сомневался, что имеется в виду совсем иная Екатерина.

На этот раз статут ордена был разработан и опубликован еще до первого награждения, а 24 ноября 1714 года на торжественной церемонии Петр возложил знаки ордена на Екатерину. Этот орден куда более чем первый орден России соответствовал европейским понятиям. Он предусматривал принятие в него всех принцесс царского дома, а также 12 дам большого креста и 94 кавалерственных дам малого креста (звучит странно: если ты кавалер, то можешь ли быть дамой?).

Петр тщательно продумал символику ордена. Знак ордена - овальный медальон в оправе из алмазов, в центре - святая Екатерина, держащая белый крест, на лучах которого инициалы девиза: "Господи, спаси царя". В этом прямое указание на Прутский поход и на роль в нем Екатерины. На оборотной стороне - латинская надпись: "Трудами сравнивается с супругом", что могло относиться только к Екатерине Алексеевне, а никак не к великомученице. На белой ленте ордена (высшей степени) или белом банте (для кавалерственных дам) вышитая надпись на русском языке: "За любовь и отечество". Пожалуй, это единственный орден в мире, в девизе и на ленте которого слова: "За любовь". Впоследствии Павел изменил цвет орденской ленты и она стала красной с серебряной каймой.

В истории ордена св. Екатерины есть и курьезный эпизод, по-моему, так и не нашедший объяснения. Императрица пожаловала его знаки юному сыну Меншикова, который, пока семью не постигла опала, считался как бы кавалерственной дамой мужского пола.

* * *

Бурная деятельность Петра вела к необходимости создания нового слоя сановников и военных - опору трона. А их желательно было награждать. Поэтому вскоре Петр задумывается о создании и еще одного, третьего ордена. Этот орден должен был быть ниже рангом, чем Андреевский, и служить наградой для военных за подвиги на поле боя. Можно было бы, конечно, расширить доступ в орден св. Андрея, но Петру хотелось сохранить высокий престиж этого ордена.

Когда Петр замыслил создать орден, неизвестно. В статуте его, впервые опубликованном в 1797 году, Павел утверждал, что "прадед наш... приуготовляясь к походу в Персию, в награду подвигов преопределил Орден кавалерский Святого князя Александра Невского, благочестием и мужеством знаменитого..."

Очевидно, Петр предназначал ордену Александра Невского стать чисто военной наградой, для чего избрал ему патроном Александра Невского, прославившегося борьбой со шведами и немецкими орденами. Знаком боевого ордена был крест, лучи которого покрыты красными стеклами для пущего блеска, между лучей золотые орлы, а в центре - изображение Александра Невского в боевой одежде и красном плаще, на белом коне с копьем в руке. Девиз ордена, помещенный на ободке вокруг центра орденской звезды, звучал: "За труды и отечество". Носился он на красной ленте. Петр никого не наградил третьим орденом. Все было готово: знак, лента, девиз... а награждений не было - в последние годы жизни Петра Россия не воевала.

Звезда и знак ордена св. Александра Невского. XIX в.
Звезда и знак ордена св. Александра Невского. XIX в.

Ордену и не суждено было стать воинским. Вступившая на престол после смерти Петра Екатерина Алексеевна старалась опереться на сподвижников мужа и оказалась беспомощной игрушкой дворцовых клик. Вокруг трона разгорелась борьба между бывшими "птенцами гнезда Петрова". За их верность Екатерина раздавала деньги, земли, чины и награды. В этом ряду оказался и новый орден. Через четыре месяца после смерти Петра, 21 мая 1725 года, на свадьбе его дочери Анны Петровны с герцогом Голштейн-Готторпским Карлом-Фридрихом двенадцать придворных были награждены орденом Александра Невского. Орден превратился в предмет царского пожалования и чаще всего давался за государственную службу в больших чинах. Он сохранил высокое положение в табели о рангах русских орденов и на степени не делился.

Во время Великой Отечественной войны 29 июля 1942 года в СССР был учрежден боевой орден Александра Невского за заслуги на поле боя. Он, разумеется, не является непосредственным наследником ордена, созданного Петром, но он куда ближе к петровскому замыслу, нежели прежний российский орден.

* * *

Учреждение российских орденов Петром I знаменует первый этап истории орденов в нашей стране. Затем несколько десятилетий преемники Петра новых орденов не учреждали. И все-таки новый орден в России появился. Появился как бы со стороны.

История этого ордена началась в день свадьбы любимой дочери Петра Анны. Анна уехала с мужем в Голштинию, где жила в небольшом герцогстве с нелюбимым мужем, который в свое время бросился было делать карьеру при русском дворе, но натолкнулся на сопротивление Меншикова. Герцог тосковал по потерянным возможностям вмешаться в большую европейскую политику, а Анна сохла в чужой стране и рвалась домой. Но приехать она не могла - ждала ребенка. 21 февраля 1728 года у Анны родился мальчик, которого назвали Петром-Ульрихом. Гонцы с этим известием тут же поскакали в Россию - начались торжества. Известный златоуст Феофан Прокопович писал по этому случаю: "Родился Петру Первому внук, Второму - брат, августейшим и державнейшим сродни как и ближним - краса и приращение". Герцог торжествовал - возродились надежды стать важной персоной в России, радовалась и Анна, собиралась домой, показать сына сестре Елизавете и племяннику - императору Петру II. По случаю рождения герцога Петра в Киле была иллюминация. Герцогиня Анна встала с постели, подошла к окну и распахнула его. С моря ворвался холодный зимний ветер. Фрейлины защебетали, умоляя госпожу закрыть окно, подумать о здоровье. Анна смеялась. Она говорила им, что дочь Петра не боится стужи. На следующий день роженица слегла с воспалением легких и через десять дней умерла. Гонец, извещавший о ее смерти, прискакал через неделю после сообщения о рождении Петра. Но герцог Карл-Фридрих не унывал. У него оставался козырь - во дворце рос внук Петра.

Прошло еще два года, и на престол в Петербурге взошла племянница Петра, толстая, злая герцогиня курляндская Анна Иоанновна. Случилось это потому, что вельможи российские желали найти себе послушного государя или государыню. Как вскоре выяснилось - на свою голову. Анна приехала в Петербург, возвысила своего фаворита Бирона, приблизила Миниха и Остермана, и полетели головы постаревших петровских сподвижников, полагавших в своей гордыни, что в России им нет соперников, кроме них самих.

А в далеком Киле герцог Карл-Фридрих мечтал о возвращении к русской политике. Чтобы в очередной раз напомнить о себе, он в 1735 году, в день десятилетия своей свадьбы с Анной Петровной, учредил орден св. Анны. Таким образом вторая представительница семьи Петра удостоилась ордена в свою честь. Орден был учрежден в одной степени, знак его по голштинскому статуту являл собой "позлащенный финифтяный красного цвета крест, в середине которого в кругу на правой стороне представлено изображение св. Анны, а на левой стороне - вензелем связанные литеры... Крест носить на красной с железного цвета каймами ленте с левого на правое плечо". "Литеры" скрывали латинскую надпись, которая означала: "Любящим справедливость, благочестие и веру" и имела второй смысл: "Анна дочь императора Петра". Первые буквы этих слов (по латыни AIPF) одинаковы.

Звезда и знак ордена св. Анны. XIX в.
Звезда и знак ордена св. Анны. XIX в.

Не дождавшись милостей от Анны Иоанновны, Карл-Фридрих в 1739 году умер, и наследовал ему десятилетний Петр-Ульрих, внук Петра. Петр-Ульрих стал гроссмейстером ордена, в котором по первоначальному голштинскому статуту число кавалеров ограничивалось пятнадцатью и право на вступление в орден давали бригадирский или полковничий чин, двадцатилетняя беспорочная служба, участие в посольствах и иные заслуги.

В 1740 году умерла Анна Иоанновна, и после серии переворотов престол перешел к последней дочери Петра - Елизавете, которая в 1742 году объявила своим наследником племянника, жившего в Киле. Сама она была бездетна, память о своей сестре Анне берегла и надеялась, что внук Петра будет достоин деда.

Когда в 1761 году Петр стал императором России Петром III, орден св. Анны вошел в силу, получить его стремились все российские вельможи. Но российским орденом этот орден еще не стал, оставаясь как бы личной собственностью императора.

Вскоре на престол взошла жена Петра III Екатерина. Она оставила орден св. Анны в капитуле российских наград как знак отличия, уступающий по значению прочим русским орденам. Число кавалеров стало неограниченным.

Сын Екатерины II и Петра III, Павел, более тридцати лет ждал своего часа, чтобы взойти на российский престол, который он считал принадлежащим себе по праву. Он ненавидел мать. Даже родовой орден мать у него отобрала: в 1773 году она отказалась от прав на голштинский престол, но продолжала от имени Павла награждать этим орденом своих приближенных. Людей же, по мнению Павла, ему преданных и близких, орденом св. Анны всегда обходили.

Наконец Павел решился на казавшийся его романтической натуре отчаянный шаг. Он вызвал к себе своих придворных - Свечина и Растопчина, показал им секретно изготовленные маленькие анненские крестики и, опасаясь соглядатаев, шепотом объяснил, что делает их кавалерами ордена св. Анны, но, чтобы не вызвать гнева Екатерины, эти крестики надо привинчивать к эфесам шпаг с внутренней стороны. Свечин и Растопчин поблагодарили наследника и крепко задумались. Страшно было. Свечин все-таки привинтил знак к эфесу, а Растопчин бросился к своей тетке Протасовой, близкой приятельнице императрицы. Та по просьбе Растопчина рассказала об этой истории Екатерине. Императрица, не будучи лишена чувства юмора, лишь вздохнула и сказала: "Ах он, горе-богатырь! Мог бы и лучше чего придумать! Скажи своему Растопчину, чтобы носил свой орден и не боялся, а я этого не буду замечать".

Знак ордена св. Анны 2-й степени знак 4-й степени того же ордена, носившийся на эфесе оружия. XIX в.
Знак ордена св. Анны 2-й степени знак 4-й степени того же ордена, носившийся на эфесе оружия. XIX в.

Обрадованный Растопчин вернулся в Гатчину со знаком ордена на внешней стороне эфеса.

- Мать увидит! - испугался Павел. - Ты себя погубишь.

На что Растопчин ответил, что готов погубить себя ради цесаревича, чем растрогал Павла до слез.

В день своей коронации 5 апреля 1797 года Павел обнародовал заготовленный им заранее "Статут четырех российских орденов", в котором орден св. Анны был причислен к орденам, учрежденным Петром I. В статуте были изменения по сравнению с голштинским. Орден получил три степени: "Лента красная с широкую желтою каймою для кавалеров первого класса через левое плечо, а для второго класса, носящих на шее, уже первой. Крест красной, украшенный алмазами, в середине коего изображена Святая Анна, на другой стороне латинский ее вензель... Для кавалеров третьего класса крест такой же, как на звезде, изображается на шпаге или сабле. Заслуженным же из нижних чинов дается лента такая же, но уже и второго класса с позолоченной медалью, на которой с одной стороны изображается такой же крест, как и на шпаге, а на другой номер для сохранения верного счета сих раздаваемых награждений".

Наградное оружие 'За храброаь'. Редкое сочетание 'Георгиевского' и 'Анненского' оружия. Изображение миниатюрного знака ордена св. Георгия видно на торце эфеса, а анненской 'клюквы' под эфесом. Идея подобного расположения 'Анненского знака отличия' принадлежала Павлу I
Наградное оружие 'За храброаь'. Редкое сочетание 'Георгиевского' и 'Анненского' оружия. Изображение миниатюрного знака ордена св. Георгия видно на торце эфеса, а анненской 'клюквы' под эфесом. Идея подобного расположения 'Анненского знака отличия' принадлежала Павлу I

Итак, Павел решил сделать из ордена св. Анны всеобъемлющую награду. Первая и вторая степени для вельмож и высших чиновников, третья - для офицеров. Павел отлично помнил, как уговаривал Свечина и Растопчина прятать маленький знак на оборотной стороне эфеса, и потому пожелал, чтобы отныне все офицеры, не зная об истинной причине появления необычного знака, гордились тем, что было причиной тайных страхов императора. С этим же указом связаны и рождение первой в России "выслужной" медали для нижних чинов, и обычай указывать порядковый номер на оборотной стороне. Оба эти изобретения Павла прижились.

В этом статуте содержалось еще одно нововведение. Хоть в России издавна награждали рядовых медалями, Павел первым придумал включить солдатскую медаль в систему ордена, в качестве его низшей степени.

Впоследствии орден св. Анны пережил еще некоторые изменения в статутах, последний из которых был утвержден в 1874 году. В окончательном виде в ордене св. Анны было четыре степени. Первая - большой крест на ленте через плечо со звездой на правой стороне груди, вторая - шейный знак, знак третьей степени носился в петлице, знак четвертой степени - на эфесе оружия. К нему положен был темляк из орденской ленты, а на дужках эфеса или поперечнике кортика гравировалась надпись: "За храбрость". Что касается знака отличия ордена для нижних чинов - Анненской медали, то до 1864 года его зыдавали за долгосрочную службу, после этого, с добавлением банта на ленту, за особые заслуги.

Таким образом, "Анна на шее" - это знак второй степени ордена св. Анны. Его мог получить чиновник средней руки за долгую службу, особенно если к нему благоволило начальство.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© VseMedali.ru, 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://vsemedali.ru/ 'Фалеристика — медали, ордена, знаки славы'
Рейтинг@Mail.ru